Совет

Консультативный совет "Образование 
как механизм формирования духовно-
нравственной культуры общества" при

Департаменте образования города Москвы

назад


Заключение доктора юридических наук, профессора М.Н. Кузнецова и  доктора юридических наук И.В. Понкина от 16.01.2006

 

Настоящее заключение выполнено по обращению Ассоциации родительских комитетов города Екатеринбурга.

Цель заключения – правовая оценка деятельности[1] муниципального Центра медико-психологической и социальной помощи населению «Холис» города Екатеринбурга Свердловской области (далее – Центр «Холис»), а также действий органов государственной власти, иных государственных органов Свердловской области и органов муниципального управления города Екатеринбурга в сложившейся вокруг деятельности Центра «Холис» ситуации.

 

1. Правовая оценка деятельности Центра «Холис».

 

1.1. Общая характеристика правовой обоснованности мероприятий Центра «Холис», реализуемых в муниципальной системе образования города Екатеринбурга.

По инициативе общественности города Екатеринбурга был проведен ряд исследований содержания и направленности мероприятий, реализуемых сотрудниками Центра «Холис» в муниципальной системе образования по профилактике зависимостей среди учащихся, в том числе с участием родителей школьников, а также используемых при этом учебных и методических пособий, иллюстративных материалов и др.[2]

В указанных заключениях выявлены непрофессионализм и некомпетентность сотрудников Центра «Холис» в области психолого-педагогического обоснования и практики профилактики зависимостей среди несовершеннолетних, в ряде случаев показан прямой вред, наносимый несовершеннолетним в результате реализации мероприятий Центра «Холис», а также многочисленные нарушения законодательства Российской Федерации. Прежде всего, в части нарушения прав несовершеннолетних и их родителей (законных представителей) в области образования, охраны здоровья несовершеннолетних, защиты от неблагоприятных информационных воздействий и др.

Выявлено также, что нарушения законодательства обусловлены не только непрофессионализмом и недостаточной компетентностью работников Центра «Холис», прежде всего его руководства, но в ряде случаев их принципиальной мировоззренческой позицией. Данная позиция, в целом, характеризуется высокомерием и негативизмом в отношении общественности города, в том числе родителей учащихся общеобразовательных школ, нежеланием воспринимать критические замечания граждан в отношении используемых Центром «Холис» материалов и реализуемых образовательных программ, серьезно обсуждать их происхождение, мировоззренческие основы, содержание и результаты использования в городской системе образования.

Эта негативная мировоззренческая личностная установка руководства Центра «Холис», недопустимая для сотрудников муниципальных учреждений, к сожалению, разделяется и некоторыми руководителями органов управления образованием и Администрации г. Екатеринбурга, выражающими поддержку деятельности Центра «Холис»[3]. Данное обстоятельство, в целом, усугубляет ситуацию, ведет к дальнейшим нарушениям законодательства, прав и законных интересов несовершеннолетних и их родителей со стороны сотрудников Центра «Холис».

Мировоззренческие позиции и нравственный уровень руководителя Центра «Холис», В.В. Лозового, проявленные им, в частности, в подготовленных с его участием интервью с малолетними детьми на улицах города Екатеринбурга, достаточно подробно охарактеризованы в указанных заключениях. Дополнительно имеет смысл рассмотреть комментарии по поводу дискуссий вокруг деятельности Центра «Холис» научного руководителя Центра, доцента УрГМА, кандидата медицинских наук О.В. Кремлевой[4]. Именно эти люди, директор и научный руководитель Центра «Холис», по существу определяют содержание и направленность образовательной деятельности данного учреждения. От них, в первую очередь, зависит то, какие материалы разрабатываются в Центре, предлагаются от имени Центра для использования в школах.

Изучение публично высказываемых О.В. Кремлевой суждений и оценок позволяет утверждать, что пренебрежительное отношение руководства Центра «Холис» к общественности, родителям школьников, явное игнорирование их прав и законных интересов в области образования и охраны здоровья, являются, к сожалению, принципиальной позицией, которую занимают руководители Центра «Холис». А такая позиция, в свою очередь, закономерно ведет к правовому нигилизму, нежеланию исправлять допущенные ошибки, приводить деятельность Центра «Холис» в соответствие с действующими правовыми нормами.

О.В. Кремлева заявляет следующее (выделения в цитатах – авторов заключения):

«Центр “Холис” – это очень социально значимое учреждение. И в нем работают действительно социально значимые люди, получается. Я считаю, что порядка миллиона, может быть, дальше больше уже затрачено на кампанию анти-“Холис”. Но мне жаль только одного: что эти деньги могли быть потрачены на совсем другие цели – в пользу детей, а не против детей. Вообще, эта ситуация – экстремизм пополам с невежеством – она мне напоминает ситуацию где-то века 18-го или 19-го, когда в России была холера, и были холерные бунты. Когда невежественные темные люди вдруг почему-то решили, что холеру распространяют врачи, и перебили всех земских врачей. И что было в итоге? В итоге погибло очень много людей, потому что врачи им не могли помочь. И сегодня получается то же самое. Невежественные, воюющие люди, которые притворяются христианами или притворяются родителями. Будь они родителями екатеринбургских школьников, они бы знали, что в каждой школе проводятся эти программы “Холиса” только специалистами, которые проучены по этим программам. И те книги, которыми они потрясают, они адресованы не детям, а специалистам. И эти программы проводятся детям только с согласия родителей. Более того, все эти программы предусматривают активнейшее участие родителей»[5].

О.В. Кремлева не отвечает на вопросы общественности, родителей учащихся по существу. Вопрос о том, сколько средств было потрачено на противодействие деятельности Центра «Холис», не относится к делу. Если деятельность Центра «Холис», действительно, наносит ущерб обществу, детям, то чем больше сил и средств потрачено на то, чтобы ее остановить, тем лучше для общества и детей. Научный руководитель Центра должна была бы обсуждать и разъяснять другое, а именно – качество, научную и правовую обоснованность реализуемых Центром «Холис» учебных и методических материалов, программ, методик работы с детьми. Вместо этого она занимается саморекламой Центра «Холис» (т.е. и себя самой как его научного руководителя), а потом просто оскорбляет оппонентов. Клеветнически обвиняет их в экстремизме (наверно, не подумав, что это – обвинение в уголовно наказуемом преступлении), сравнивает их с убийцами, обвиняет в невежестве и даже в том, что они «притворяются христианами» или даже «притворяются родителями»! Чуть ранее в интервью она также говорит о «так называемых родителях», выражающих возмущение деятельностью Центра «Холис».

В последней части цитаты О.В. Кремлева только заявляет об «активнейшем участии родителей» в обсуждении программ Центра «Холис», не приводя никаких подтверждений этому, и опять говорит абсурдные вещи, не относящиеся к существу обсуждаемой проблемы, ее правового аспекта. Так, из слов о том, что в школе проводятся программы «Холиса» «только специалистами», которые «проучены по этим программам», следует только то, что сказано – что эти программы реализуются людьми, которых обучили реализовывать эти программы.

«Невежественные», как утверждает О.В. Кремлева, люди закономерно интересуются совершенно другим – содержанием данных программ, их воздействием на детей, на их мировоззрение, культуру, нравственность, душевное самочувствие, духовное состояние, а также тем, на каких именно законных основаниях данные программы допущены для реализации в общеобразовательных учреждениях города, соответственно, если допущены, кто будет нести ответственность за это, к кому конкретно можно будет предъявлять претензии.

В связи с этим отметим, что данные об экспертизе программ и методик Центра «Холис» в экспертных органах городской системы образования (см. ниже) явно недостаточны, поскольку в публикациях данных программ и методик нет четкого указания на то, что они допущены для использования в школах. Требуется именно наличие такого указания в форме грифования материалов, а не просто указания на их экспертизу теми или иными специалистами или упоминания названия органа управления образованием на титуле публикации. Особенно строго эти правила должны соблюдаться для литературы, направленной на воспитание школьников, воздействующей на формирование личности, убеждений, нравственных ценностей учащихся.

Довод О.В. Кремлевой, что претензии к «книгам» необоснованны потому, что книги адресованы «не детям, а специалистам», – неубедителен. Речь идет о книгах, предназначенных для использования в работе с детьми. Это – книги для подготовки взрослых к работе с детьми, определения содержания и методов работы с детьми. Если к содержанию этих книг предъявляются обоснованные претензии, то совершенно не важно, учебники ли это для детей или это программные материалы и методические пособия для преподавателей, учителей. Обсуждать надо сами претензии по существу. Кроме того, только лишь заявления о том, что данные программы «проводятся детям только с согласия родителей», недостаточно. Научный руководитель Центра «Холис» должна разъяснить, как это согласие родителей фиксируется, как оно предполагается в методической документации Центра «Холис» и реализуется на практике, в школах.

В другом месте интервью О.В. Кремлева указывает: «Выбирают родители. Если программа встроена в рамки какого-то предмета-носителя, например, как было для ОБЖ, – настолько же принудительно, насколько принудительно посещение математики или физкультуры. Если эта программа во внеклассной работе, выбирает классный руководитель… Но везде предварительно идет беседа с родителями, более того, обучение родителей, более того, мы настаиваем на том, чтобы родители знакомились с этими программами. И вопросы, которые несутся из уст этой организации, они только свидетельствуют, что они понятия не имеют, что в их школе есть уголок профилактики, который забит литературой до отказа, в которой каждая программа. А всем остальным я рекомендую сходить на сайт paradigma, там лежат наши программы»[6].

Если бы действительно «выбирали родители», если бы везде с ними предварительно проводились беседы, если бы они знакомились с программами и пособиями Центра «Холис», то и не могло бы возникнуть конфликтной ситуации вокруг деятельности Центра «Холис». Вряд ли можно поверить, что все родители школьников, действительно, знакомились с тем, что именно будут демонстрировать их детям. Невозможно предположить, что все родители школьников согласились бы с тем, чтобы их детям, даже для «профилактики наркомании», показывали вскрытие трупа в мертвецкой, стилизованные изображения гомосексуальных отношений взрослых с детьми и т.п., что содержится в видео-пособиях Центра «Холис». Знакомить родителей надо не с «программами», а с содержанием образования, учебной и воспитательной деятельности.

Замечание О.В. Кремлевой в начале последней цитаты о том, что программа Центра «Холис» «встроена в рамки какого-то предмета-носителя, например, как было для ОБЖ», вследствие чего ее изучение школьниками «настолько же принудительно, насколько принудительно посещение математики или физкультуры», так же свидетельствует о нарушениях правовых условий реализации учебно-воспитательного процесса в общеобразовательных учреждениях города в результате деятельности Центра «Холис».

Ничего «встраивать» в содержание обучения по учебным предметам федерального компонента общего образования, ни О.В. Кремлева, ни работники школ не имеют права. В преподавании этих учебных предметов должны использоваться только учебники и пособия, имеющие гриф «Допущено» или «Рекомендовано» Министерством образования, ныне – Министерством образования и науки Российской Федерации (пункт 18 статьи 28 Закона РФ «Об образовании» от 10.07.1992 № 3266-1 (с послед. изм. и дополн.)). Конечно, в школах используются дополнительные учебные материалы по предмету, разработанные специалистами-педагогами соответствующего профиля, авторские материалы учителей, но учащиеся обязаны изучать только тот учебный материал, который зафиксирован в государственных образовательных стандартах по предмету и обязателен при итоговой аттестации на основе содержания указанных учебников и пособий. Возможно проведение дополнительных занятий с учащимися по предмету, кроме освоения его основного содержания по используемым в школе комплектам допущенных учебных пособий. Однако такие занятия должны быть добровольными, не должно допускаться принудительного посещения их учащимися. Тот факт, что в школе есть «уголок профилактики, который забит литературой до отказа, в которой каждая программа», так же не имеет никакого отношения к обсуждению содержания программ Центра «Холис» и правовой обоснованности их использования в школах. «Уголок» в реальности может быть «забит» чем угодно, в том числе пособиями и иными изданиями, которые нельзя использовать в учебно-воспитательном процессе.

В отношении результатов апробации в школах учебно-методических материалов Центра «Холис» О.В. Кремлева утверждает следующее:

«… эксперимент шел на протяжении трех лет. И в этом эксперименте были получены данные об эффективности программы. Эти данные отражены в отчетах, они опубликованы. И эти данные хранятся в ИРО, туда можно обратиться … готовится огромная мониторинговая программа, которую мы готовы начать хоть сейчас, но сейчас мы вынуждены отвечать на разные письма, нападки, отписки. Эта программа мониторинга как раз эффективности внедрения этой программы по школам города, где сравниваются школы, активно внедряющие эту программу и менее активно внедряющие. Будет проведен большой корреляционный анализ как раз факторов риска. Мы занимаемся исследованием факторов риска зависимости. Поэтому в мониторинге будет прослежена динамика этих факторов риска. В частности, навыков копинга, совладания, самооценка, алексикимия. Мы работаем с мишенями этой профилактики. Каждый человек считает, что он компетентен в воспитании, так же как в лечении и так далее. Надо помнить, что это прежде всего научные знания»[7].

Если, действительно, в результате реализации программ Центра «Холис» получены какие-то верифицируемые научными методами данные об их позитивных результатах, то О.В. Кремлевой следовало бы их просто озвучить и сослаться на открытые источники информации по данному вопросу. Этого она не делает, поскольку, можно выразить уверенность, таких объективных научных данных просто не существует.

Говоря далее о мониторинге («мониторинговая программа»), О.В. Кремлева демонстрирует либо свою профессиональную некомпетентность, либо просто совершает подмену, вводит слушателей в заблуждение. Мониторингом считается постоянное наблюдение за каким-либо процессом с целью выявления его соответствия желаемому результату или первоначальным предположениям[8]. Программа мониторинга эффективности внедрения программы по школам города может интересовать только О.В. Кремлеву и других сотрудников Центра «Холис». Общественность, родителей интересует совсем другое – не результаты усилий по внедрению программ Центра «Холис» в школы, а результаты эффективности реализации этих программ там, куда их удалось каким бы то ни было образом внедрить, т.е. результаты собственно профилактической работы Центра «Холис» с детьми.

Родителей учащихся, общественность также вряд ли интересуют исследования Центром «Холис» «факторов риска зависимости», их динамики и т.п., в том числе в наукообразных формулировках, озвученных О.В. Кремлевой. Все эти «научные знания» и их псевдонаучные комментарии О.В. Кремлевой совершенно не интересны родителям и не делают саму О.В. Кремлеву компетентной в воспитании. По крайней мере, настолько, чтобы препятствовать реализации родителями своих прав и законных интересов в отношении детального информирования, знания о том, чему учат их детей в школах, какие при этом ценности предлагают, какие нравственные качества воспитывают, каковы научно обоснованные, объективные результаты этого обучения.

В приведенной цитате О.В. Кремлева заявляет: «Каждый человек считает, что он компетентен в воспитании…», имея в виду критиков деятельности Центра «Холис», из чего можно заключить, что себя она считает компетентной в воспитании, а реализуемые при ее научном руководстве образовательные программы полезными для воспитания школьников. В другом месте интервью О.В. Кремлева говорит уже нечто противоположное, а именно, что Центр «Холис» не занимается воспитанием учащихся: «Ну, высокие половые отношения, низкие половые отношения – как-то мы не говорим об этом с детьми. Может быть, со специалистами идет об этом речь. Вообще, о высоких и низких отношениях нужно говорить воспитателям, педагогам, которые этим и занимаются. Но прежде всего родителям… Ведь мы укладываем парашюты нашим детям, мы готовим их к жизни. Как они будут нам благодарны, если мы уложим им парашют хорошо и достойно их будущей жизни. Если мы не приготовим их к столкновению с теми опасностями, будут ли наши дети благодарны нам, если мы не подготовим, не положим соломки там, где они могут упасть. Это преступление – не знакомить детей с этим»[9].

Иначе говоря, она снимает с себя ответственность за то, какие половые отношения – «низкие» или «высокие», представлены в учебно-методических материалах Центра «Холис». Утверждение О.В. Кремлевой о том, что «мы не говорим об этом с детьми», имея в виду половые отношения, является откровенной неправдой. «Разговорами», сюжетами, изображениями, относящимися к половым отношениям, наполнены многие учебные материалы Центра «Холис», предназначенные для использования детьми. И судя по анализу содержания этих материалов в указанных выше заключениях, там представлены исключительно нравственно «низкие» половые отношения, так что у учителей и учащихся нет выбора. Что касается подготовки детей к опасностям, с которыми они могут столкнуться во взрослой жизни, то запугивание и развращение несовершеннолетних – это не «укладывание парашюта», а настоящее вредительство в отношении воспитания подрастающих поколений. Учить пользоваться парашютом и рассказывать о том, что бывает с человеком, который падает с высоты без парашюта, с детальной демонстрацией процедуры вскрытия его тела в морге – совершенно не одно и то же.

Рассмотрим еще одно высказывание О.В. Кремлевой из этого интервью:

«“Холис” – вообще, учреждение, которое призвано к тому, чтобы заниматься профилактикой. Это медико-психологический центр. Мы работаем в новой области медицинской науки. Эта область называется психология здоровья. И поэтому в “Холисе” работают специалисты: и врачи-психотерапевты, и психологи, и педагоги. В этом союзе создавались за десятилетия более десятка программ. Все эти программы предназначены для воспитания здоровых привычек, для развития ресурсов противостояния опасностям, например формированию зависимости, профилактике суицидального риска у детей, профилактике других видов девиаций, профилактике ранней половой жизни и начала заболевания СПИДом, ИПП, ВИЧ и прочего. Это те реальности, в которых живут наши дети сегодня. И поэтому программы, используя педагогические и психологические приемы, направлены на развитие у детей критического мышления прежде всего, на развитие у них тех здоровых факторов, например здоровой самооценки, здоровых жизненных навыков, привычки делать здоровый жизненный выбор, привычки справляться со стрессом здоровыми способами, например, без алкоголя.

И вот родители, которые в контакте с педагогами, которые знают, что в их школе проводятся их программы, ведь они сами приходят и сами учатся. У нас есть программы, созданные специально для родителей. Она так и называется «Школа здоровья»…

Если это можно назвать половым воспитанием. Скорее, это воспитание здоровья в области сексуальной жизни. Это не значит, информирование детей без ведома их родителей. Напротив, вот эти новые программы, которые предназначены десятиклассникам в рамках комплексной модульной обучающей программы, в ней пять модулей. И только один из этих модулей называется «Профилактика ВИЧ, СПИД, ИПП». Этот модуль предназначен вообще-то специалистам-медикам. По этому модулю мы обучаем более 30 часов медиков контакту с детьми, подростковой аудиторией, чтобы не приходить и нудно не читать им лекцию. А для того, чтобы они вовлекались в те игры, которые побуждают их критически мыслить и делать свой выбор в пользу здоровья. Эти программы разработаны, но специалистов даже еще не обучали по этим программам. Они в области апробации сейчас находятся. И тем более ни одного ребенка по этим программам не обучалось. Откуда столько крика, столько шума сейчас?»[10].

Если данное высказывание О.В. Кремлевой проанализировать с точки зрения профессиональной компетенции и элементарной логики, действительно, надо «бить тревогу» в связи с тем, каким образом организуется, научно обосновывается и реализуется деятельность по профилактике зависимостей среди несовершеннолетних в городе Екатеринбурге.

Возможно, именно медицинская и медико-психологическая деятельность изначально и планировались в качестве основных в Центре «Холис», однако уровень профессиональной подготовки и нравственной культуры его руководителей привел к тому, что они решили, что им легче будет заниматься трансляцией екатеринбургским школьникам канадских мультфильмов о жизни детей в бедняцких пригородах латиноамериканских стран, об опасности занятий сексом детей со взрослыми без презерватива (с единственным акцентом именно на презервативе), о процедуре вскрытия трупов в моргах и т.п.

В связи с этим, заявление О.В. Кремлевой о том, что программы Центра «Холис» предназначены, в частности для профилактики ранней половой жизни и «начала заболевания СПИДом, ИПП, ВИЧ и прочего» (какого «начала»?!, чего «прочего»?!), могут выглядеть убедительными только для тех, кто не знаком с учебными материалами Центра «Холис», в которых фактически пропагандируется половая распущенность, раннее начало половой жизни несовершеннолетними (об этом см. ниже в п. 1.2), беспорядочные половые связи. Все это как раз и является главной причиной распространения в молодежной среде СПИДа и заболеваний, передающихся половым путем, тесно связано с подростковой и молодежной наркоманией.

В последнем абзаце О.В. Кремлева полностью запутывается сама и запутывает слушателей. Сначала она говорит, что обсуждаемые программы предназначены десятиклассникам, т.е. школьникам, детям. Затем она утверждает логически противоречащее сказанному, а именно, что один из пяти модулей в «комплексной модульной обучающей программе» предназначен «вообще-то» специалистам-медикам.

Так все-таки, школьникам или медикам? Или программа предназначена на 80% школьникам, а на 20% – специалистам!? Отметим, не школьным педагогам, только и имеющим право на проведение учебных занятий с детьми в образовательных учреждениях, а медикам! Этих специалистов-медиков обучают «контакту с детьми, подростковой аудиторией» (безграмотное выражение), т.е. навыкам и методам педагогической работы с детьми, некие «мы», надо думать, под научным руководством так же медика О.В. Кремлевой.

Далее она уточняет, что «эти программы разработаны, но специалистов даже еще не обучали по этим программам. Они в области апробации сейчас находятся. И тем более ни одного ребенка по этим программам не обучалось». Чтобы понять все это, действительно, необходимы навыки критического мышления. Если специалистов «не обучали», ни одного ребенка «не обучалось», как же тогда эти программы «апробируются»? На ком, в какой аудитории? На их разработчиках, что ли?

Можно сделать вывод, что эти противоречивые рассуждения научного руководителя Центра «Холис» делаются просто для того, чтобы запутать слушателей. Скрыть, не признавать факт использования в школах города скандальных по содержанию, вредных для здоровья детей учебных и методических материалов Центра «Холис». Областным экспертным советом при Министерстве общего и профессионального образования Свердловской области было принято решение только об их апробации (см. ниже, раздел 3 заключения), на основании чего руководители Центра «Холис», вероятно, решили, что они получили право внедрять их в любых образовательных учреждениях города.

Дальнейшие заявления О.В. Кремлевой так же подтверждают, что учебно-методическое материалы Центра «Холис» не имеют никакого отношения к педагогике, к содержанию учебно-воспитательной деятельности в российской школе. В российские школы под видом учебно-методического обеспечения профилактики зависимостей среди молодежи направляются пособия, просто заимствованные у зарубежных организаций, занимающихся, в частности, деятельностью по ограничению рождаемости в странах «третьего мира», или сомнительные «педагогические» разработки самих сотрудников Центра.

О.В. Кремлева: «В последние года два эпидемия суицида среди молодежи. Да, это вызвано социальными условиями, особым психологическим состоянием этого подросткового возраста. И разве мы, врачи, можем оставаться в этой ситуации равнодушными? Нет, конечно. И большинство из наших программ направлены на профилактику суицидального риска у молодежи. Что мы делаем здесь? Мы учим детей, как вести себя в таких сложных, кризисных ситуациях, когда человек оказывается буквально сломлен судьбой, когда он оказывается одиноким, в отчаянии, он столкнулся с жизненными трудностями, с которыми он не сталкивался никогда, когда у него нет никого рядом. Мы учим их обрести те ресурсы, которые позволяют им справиться с отчаянием, с негативными чувствами здоровыми способами, без использования средств зависимости. Мы учим их обращаться за помощью и получать эту помощь»[11].

Анализ содержания материалов Центра «Холис», в частности видеопособий «Наркотики: мифы и реальность II», «Дети и наркотики», «Одиночная камера пыток» и «Наркомания: мифы и правда», выявляет прямо противоположное – фактическое провоцирование подросткового суицида путем запугивания детей, массированного негативного информационного воздействия, внушения чувства безысходности, отчаяния и т.п. Кроме того, речь идет о таком, прежде всего социальном, а не медицинском явлении как молодежный суицид. Ведение образовательной, просветительской деятельности, духовно-нравственное воспитание детей и молодежи это дело, в первую очередь, семьи и педагогических работников, а не врачей.

Результаты ситуации, когда некомпетентные в педагогике врачи (применительно к Центру «Холис», в лучшем случае – врачи) начинают заниматься педагогикой, наглядно демонстрирует сама О.В. Кремлева в следующем своем заявлении: «Мы ведь не работаем напрямую, как те люди, которые думают, что мы надеваем презервативы и так далее. Мы работаем с предпосылками. Мы, например, даем упражнение: человек в трудной ситуации, дети рисуют, нарисуйте человека в трудной ситуации, и многие дети рисуют человека, который стоит на табуретке и надевает петлю на шею. Вот это является поводом для того, чтобы говорить о суициде. Никто детям не навязывает. Если это оптимистический класс, в котором никто не нарисовал человека на табуретке с петлей на шее, с ними никто об этом не заговорит. Напротив, с ними будут говорить о чувствах, которые возникают у человека, когда он одинок или когда он поддержан. Что помогает человеку справиться с трудностями, что помогает ему сделать выбор в пользу здоровья и жизни тоже?»[12].

Работа «с предпосылками» в деятельности Центра «Холис» сводится как раз именно к одному – к «надеванию презерватива», как это определенно показано в используемом Центром «Холис» видеопособии «Карате и ребята».

И какой педагогически значимый познавательный или воспитательный результат может быть достигнут в приведенном О.В. Кремлевой в качестве примера «упражнении», если ребенок нарисует человека на табуретке с петлей на шее? Профессиональные педагоги, конечно, могут более обоснованно высказаться о таких «упражнениях», но, по нашему мнению, в лучшем случае – нулевой результат. А в худшем случае – негативный результат, акцентирование в сознании ребенка негативных переживаний, эмоций. И каким это образом врач О.В. Кремлева определяет, какой школьный класс «оптимистический», а какой – «пессимистический»!? Может быть какой-то 8 класс «Б» в школе с утра, на первом уроке – «оптимистический», а на седьмом уроке – уже «пессимистический».

Почему если в классе хотя бы один ребенок нарисовал «человека на табуретке с петлей на шее» (может быть, он как раз накануне вечером насмотрелся фильмов ужасов по видео), то, по методике О.В. Кремлевой, весь класс, 30 и более детей, определяется (логически – от противного) как «пессимистический». И все дети в этом классе в связи с этим должны слушать разговоры о суициде, их надо «нагружать» информацией о суициде? Для чего? Но с другой стороны, если из 30 детей в классе «никто не нарисовал человека на табуретке с петлей на шее, с ними никто об этом не заговорит». О суициде не заговорят, но, «напротив, с ними будут говорить о чувствах, которые возникают у человека, когда он одинок или когда он поддержан. Что помогает человеку справиться с трудностями, что помогает ему сделать выбор в пользу здоровья и жизни тоже?». «Выбор в пользу жизни» почему-то понимается только в смысле отказа от разговора о суициде. «Выбор в пользу жизни», логически, значит, не в пользу смерти. Разговоры о таком «выборе», фактически, сами по себе, являются разговорами о суициде. Суицид это и есть «выбор в пользу смерти» в самом прямом смысле.

Весь этот абсурд «упражнений» от О.В. Кремлевой не имеет никакого отношения к педагогике, а на практике является просто издевательством над школьниками людей, не имеющих непосредственного отношения к школе, не обладающих необходимой педагогической квалификацией, в ряде случаев – некомпетентных в данной проблематике врачей и психологов. И это еще, вероятно, одно из лучших (в понимании О.В. Кремлевой) «упражнений» с детьми, поскольку О.В. Кремлева описывает его в интервью как некий положительный педагогический пример.

В настоящем правовом заключении не ставится задача оценки уровня педагогической культуры О.В. Кремлевой, но данное ее заявление, по нашему мнению, очевидно, свидетельствует о чрезвычайно низком уровне этой культуры у О.В. Кремлевой. Сама она может называть себя социально значимым человеком, но родители школьников, которых она обвиняет в невежестве и экстремизме и даже сравнивает с убийцами, вполне закономерно должны озаботиться тем, что над детьми в школах проводятся такие педагогические «упражнения», хотя бы и в режиме эксперимента. Во всяком случае, они имеют полное право потребовать запретить проведение подобных «упражнений» с их детьми в учебное и внеучебное время в школах.

В отсутствие каких-то серьезных, доказательных научных и правовых аргументов, О.В. Кремлева, опять допуская оскорбления родителей учащихся, использует «последний довод». Логически, по существу, он заключается в том, что если пособия Центра «Холис» и развращают детей, то эротические фильмы по телевидению, доступные для них, развращают их гораздо больше. И потому, мол, родителям, не стоит беспокоиться и беспокоить Центр «Холис», лучше им отправиться домой и убедиться в том, что их дети «в этот момент» смотрят эротические фильмы:

«Наши дети живут не в вакууме, они живут в этом сиропе информационном, который производят прежде всего средства массовой информации. Вот один факт меня поражает. В цирке, когда проходило это родительское собрание, где сидели эти якобы родители какой-то мифической ассоциации, в это время по всем каналам, а это была пятница, я посмотрела, десяток эротических фильмов шло. И вот родители в этом цирке муссировали и обсуждали мультфильмы, которые идут для детей в рамках этой программы, фрагменты этих мультфильмов вместо того, чтобы обсуждать то, что влияет на сознание их детей. Я представила себе, что их дети в этот момент смотрели эротические фильмы»[13].

Такие «представления» О.В. Кремлевой, по нашему мнению, ярко характеризуют уровень ее общей культуры. Она, похоже, просто не понимает того, что этим своим заявлением она оскорбляет людей, вносит подозрительность в отношения родителей и их детей. О педагогической культуре здесь уже говорить вообще не приходится.

 О.В. Кремлева использует известную манипуляцию, типа: посмотрите, как другие развращают, в сравнении с ними мы еще не развращаем; как же вы можете нас критиковать, когда вокруг столько преступлений, столько разврата и т.п. Это – известный способ блокирования дискуссии, увода ее в заведомо неконструктивное русло. На родительском собрании обсуждались конкретно материалы и деятельность Центра «Холис», а не программы телевизионных передач. Вряд ли бы сотрудники Центра «Холис» согласились с аналогичной ситуацией, если бы дискуссия о разрушительном влиянии современного телевидения на подрастающее поколение свелась к высказыванию типа: «А причем здесь телевидение? Посмотрите, что делает Центр “Холис”!».

С учетом продемонстрированного выше О.В. Кремлевой уровня профессиональной компетентности и культуры можно уже только как саморекламу оценивать следующее ее заявление:

«Насчет компетентности специалистов центра «Холис» я могу сказать, что центр работает уже 12 лет. В нем работают высококвалифицированные, классные специалисты, у которых приезжают учиться люди со всей страны. Только что прошла конференция, на которую приезжали представители 35 регионов и 4 стран СНГ. Все они в резолюции одобрили программы центра «Холис». Приезжали профессионалы, люди, которые делегированы Управлениями образования этих регионов. Они все отметили ее эффективность, потому что на самом деле именно в Екатеринбурге снизилась наркомания среди детей и подростков. Снизилась так, что остальные регионы только удивляются, откуда у нас такая хорошая динамика? Да потому что 12 лет планомерно, системно, возрастоспецифично работают грамотные специалисты с детьми»[14].

Чтобы опровергнуть последнее высказывание О.В. Кремлевой о наркомании в Екатеринбурге среди детей и подростков, достаточно просто посмотреть фильмы, которые распространяются под ее же научным руководством. В видеопособиях Центра «Холис» «Наркотики: мифы и реальность II», «Дети и наркотики», «Одиночная камера пыток» и «Наркомания: мифы и правда» врач, бизнесмен, молодые наркоманы в один голос свидетельствуют о том, что ситуация с наркотиками, подростковой наркоманией в Екатеринбурге просто катастрофическая, что наркотики в городе продаются на каждом углу, что они свободно доступны всем желающим, в том числе в школах, что почти все «ребятишки» в его доме, как говорит врач-патологоанатом, стали наркоманами и т.п. Вряд ли, в этом отношении ситуация в городе принципиально, качественно изменилась за последние несколько лет от времени создания фильмов.

Или научный руководитель Центра О.В. Кремлева дает одну информацию детям в учебных материалах, используемых на занятиях в екатеринбургских школах, а представителям из регионов на конференциях – другую информацию? Такую информацию, что «остальные регионы только удивляются»? И зачем на конференции одобрять, да еще записывать это в резолюцию, программы Центра «Холис»? Это не дело любой конференции, не ее компетенция, даже если бы на нее и съехались представители всех стран мира. Все это опять похоже просто на рекламную акцию Центра «Холис», проводимую на средства городских налогоплательщиков.

Рассмотренные публичные заявления О.В. Кремлевой свидетельствуют, что одной из причин низкого уровня правовой обоснованности мероприятий Центра «Холис», реализуемых в муниципальной системе образования города Екатеринбурга, низкого уровня правовой культуры его руководителей, является недостаточная профессиональная квалификация руководителей Центра или отсутствие необходимой квалификации, прежде всего педагогической. Это положение закономерно обусловливает, в результате, не только нарушения прав граждан – несовершеннолетних и их родителей – в области образования, но и, в ряде случаев, просто непонимание данными лицами правовых условий образовательной деятельности, в которой они оказались заняты. В частности, правовых условий реализации общего среднего образования.

Судя по самопредставлениям и аннотациям в пособиях Центра «Холис»[15], большая часть сотрудников Центра не имеет необходимой профессиональной подготовки по соответствующим специальностям, прежде всего по педагогической специальности, необходимой для допуска к учебным занятиям с учащимися общеобразовательных учреждений. В этих пособиях В.В. Лозовой представляется как врач-психотерапевт, прошедший специализацию по психиатрии, психотерапии, психосоматической медицине. Аналогично представление другого сотрудника Центра «Холис» Т.В. Лозовой: врач-психотерапевт, супервизор Российской психотерапевтической ассоциации. О.В. Кремлева называет себя врачом.

Заместитель директора Центра «Холис», соавтор пособий Центра «Холис» Н.В. Пятина на одном из психотерапевтических интернет-сайтов представлена следующим образом: «Пятина Наталья Владимировна – организатор ИСТ. Училась на физическом факультете Уральского государственного университета. Вдобавок к диплому физика, имеет Certificate Practitioner NLP и диплом Семейного консультанта от Института семейной терапии г. Новосибирска. Работает с Ричардом Коннером с 1999 г. Она является организатором семинаров Р. Коннера и зам. директора медико-психологического центра “Холис”, проводящим тренинги и семинары по профилактике зависимостей и методическое обеспечение педагогов и психологов Екатеринбурга и Свердловской области»[16].

Университетский диплом физика, которым, судя по этому представлению, обладает Н.В. Пятина, не дает оснований заявлять себя психологом или педагогом-воспитателем по работе с несовершеннолетними. Отсылки к технологиям М. Эриксона и Д. Гриндера (в контексте упоминания Р.В. Коннера), к занятиям нейро-лингвистическим программированием крайне сомнительны в контексте правовых оснований и педагогический обоснованности использования этих методик в российской школе, в работе с несовершеннолетними, особенно учитывая рекомендуемую структурой Р.В. Коннера литературу для образования в области психологии, НЛП, семейной терапии и пр.[17] Нет сведений о российской нострификации диплома Р.В. Коннера[18]. Тем более, вызывает обоснованные сомнения статус дипломов и сертификатов, выдаваемых организациями, созданными в России гражданами других стран.

В любом случае, перечисленные в процитированном описании документы Н.В. Пятиной не дают ей оснований представляться и работать в качестве врача или психолога в муниципальном учреждении и, тем более, педагога, допущенного для работы с несовершеннолетними в общеобразовательных учреждениях по заявленным направлениям деятельности Центра «Холис», для разработки учебно-методических материалов для общеобразовательных учреждений.

Наличие такого диплома, полученного в имеющем государственную аккредитацию учреждении профессионального образования, является обязательным условием доступа к работе с несовершеннолетними учащимися в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Министерство образования и науки Российской Федерации неоднократно обращало внимание на то, что решение задач, стоящих перед коллективами центров психолого-педагогической и медико-социальной помощи, особенно по предупреждению школьной и социальной дезадаптации, детской безнадзорности и т.п., требует соответствующей профессиональной подготовки кадров (см., например, Письмо Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации от 15 июля 1998 г. № 15/268-6 «О работе центров психолого-педагогической и медико-социальной помощи по предупреждению безнадзорности среди детей»).

Согласно пункту 7 статьи 6 Федерального закона «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» от 22 августа 1996 г. №125-ФЗ (с послед. дополн и измен.), освоение лицом образовательной программы высшего профессионального образования соответствующей ступени в высшем учебном заведении, имеющем государственную аккредитацию, является основанием для занятия им в государственной, муниципальной организации определенной должности.

Пункт 1.1 Положения об организации деятельности врача-психотерапевта, утвержденного Приказом Минздрава России от 16.09.2003 № 438, четко устанавливает, кто такой врач-психотерапевт – специалист с высшим медицинским образованием по специальности «лечебное дело» или «педиатрия», прошедший подготовку по специальности «психиатрия» в интернатуре, клинической ординатуре, а также прошедший профессиональную переподготовку либо клиническую ординатуру по психотерапии в медицинском образовательном учреждении высшего или дополнительного профессионального образования либо в профильных научно­-исследовательских медицинских институтах в соответствии с требованиями к образовательному стандарту, типовой программой и учебным планом профессиональной переподготовки, утвержденными в установленном порядке. Пункт 1.1 Положения об организации деятельности медицинского психолога, участвующего в оказании психотерапевтической помощи, утвержденного тем же Приказом Минздрава России от 16.09.2003 № 438, предъявляет требования к медицинскому психологу, участвующему в оказании психотерапевтической помощи: медицинский психолог, работающий в учреждении здравоохранения, оказывающем психотерапевтическую помощь, – специалист с высшим психологическим образованием по специальности клиническая психология либо специалист с другим высшим психологическим образованием, прошедший профессиональную переподготовку по клинической (медицинской) психологии в образовательных учреждениях, имеющих соответствующую государственную лицензию и государственную аккредитацию. Аналогично, существуют требования к школьному психологу.

Таким образом, имеются основания[19] для вывода о том, что персонал Центра «Холис» не обладает достаточной профессиональной квалификацией, необходимой, в том числе с правовой точки зрения, для ведения учебно-воспитательной работы в системе общего образования, для организации и проведения мероприятий в школах, работы с педагогами и детьми. Проведенный анализ показывает, что руководство муниципального Центра «Холис» вследствие своей профессиональной некомпетентности не в состоянии обеспечить соблюдение действующего законодательства в ходе разработки и реализации в муниципальной системе образования города Екатеринбурга профилактических, обучающих и иных мероприятий, занятий с несовершеннолетними и их родителями, с педагогами общеобразовательных учреждений.

 

1.2. Оценка осуществляемой Центром «Холис» в среде несовершеннолетних пропаганды нормальности и обыденности детской проституции, педофилии, половых сношений малолетних детей.

Осуществляемая Центром «Холис» посредством демонстрации мультфильмов «Золотозубый» и «Карате и ребята», видеофильма «Дети и наркотики», использования при работе с несовершеннолетними опубликованных методических материалов[20] пропаганда нормальности и обыденности педофилии, детской проституции, в том числе гомосексуальной, беспорядочных сексуальных связей между малолетними детьми[21] антигуманна и противоправна, является нарушением российского законодательства, в частности:

• пункта 1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 20.07.2000 № 103-ФЗ, от 22.08.2004 № 122-ФЗ, от 21.12.2004 № 170-ФЗ), устанавливающего в качестве целей государственной политики в интересах детей содействие физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей; пункта 1 статьи 14 «Защита ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию» указанного Федерального закона, устанавливающего, что органы государственной власти Российской Федерации принимают меры по защите ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от распространения печатной продукции, аудио- и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, антиобщественное поведение;

• пункта 1 статьи 2 Закона РФ «Об образовании», устанавливающего, что государственная политика Российской Федерации в области образования основывается на принципах гуманистического характера образования, приоритета общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности; воспитания любви к семье;

• статьи 11 Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 г. № 3612-1 (с изм., согл. ФЗ от 23.06.1999 № 115-ФЗ, от 22.08.2004 № 122-ФЗ, от 27.12.2000 № 150-ФЗ, от 30.12.2001 № 194-ФЗ, от 24.12.2002 № 176-ФЗ, от 23.12.2003 № 186-ФЗ), закрепляющую права каждого человека на свободный выбор нравственных, эстетических и других ценностей, на защиту государством его культурной самобытности.

Как указывается в пункте 2 Всемирной декларации об обеспечении выживания защиты и развития детей (Нью-Йорк, 30.09.1990): «Дети мира невинны, уязвимы и зависимы». Именно этими качествами несовершеннолетних цинично пользуются сотрудники Центра «Холис», навязывая им разрушительные аморальные психологические установки и ценностные ориентации.

Такая пропаганда безнравственна, цинично антикультурна и противоречит требованиям общественной нравственности, хотя и не закрепленным детализированно, но отраженным в целом ряде международных актов о правах человека. В частности, пункт 2 статьи 29 Всеобщей декларации прав человека[22] говорит о справедливых требованиях морали и общественного порядка в демократическом обществе.

Часть 2 статьи 44 Конституции Российской Федерации устанавливает право каждого на доступ к культурным ценностям. Согласно статье 3 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, культурные ценности – это, в том числе, нравственные и эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, национальные традиции. Согласно статьям 17 и 18 Конституции Российской Федерации и статье 11 Основ законодательства Российской Федерации о культуре, государство обязано гарантировать защиту культурной самобытности человека, его право на свободный выбор нравственных, эстетических и других ценностей.

Центр «Холис», используя в работе с несовершеннолетними учащимися муниципальных общеобразовательных учреждений учебные материалы, содержащие представления о нормальности и обыденности детской проституции, педофилии, половых сношений малолетних детей, тем самым, проводит целенаправленную деятельность по разрушению формирующегося ценностного сознания учащихся. Это сознание формируется в процессе учебно-воспитательной деятельности средней школы и предполагает (исходя из содержания государственных образовательных стандартов, других официальных документов) воспитание российских школьников на основе культурных ценностей – нравственных и эстетических идеалов, норм и образцов поведения, национальных традиций и др. народов Российской Федерации. Указанные представления о нормальности и обыденности детской проституции, педофилии, половых сношений малолетних детей к таким культурным ценностям не относятся и, более того, противоречат им. Тем самым, деятельность Центра «Холис» вступает в противоречие с правовыми требованиями, предъявляемыми к реализации общего среднего образования.

Указанная деятельность Центра «Холис» нарушает нормы международного и отечественного конституционного, семейного, образовательного права, законодательства о здравоохранении, о свободе совести, предусматривающие преимущественное право родителей на нравственное воспитание и охрану здоровья собственных детей (пункт 4 статьи 18 Международного Пакта о гражданских и политических правах[23]; пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах[24]; статья 5, пункт 2 статьи 14, пункт 1 статьи 18 Конвенции о правах ребенка[25]; часть 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации; пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации от 29.12.1995 №223-ФЗ (с изм. и доп., согл. Федеральных законов от 15.11.1997 № 140-ФЗ, от 27.06.1998 № 94-ФЗ, от 02.01.2000 № 32-ФЗ, от 22.08.2004 № 122-ФЗ, от 28.12.2004 № 185-ФЗ)).

В частности, пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливает, что родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

Что касается норм международного права, то, в соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, указанные нормы международных актов о правах человека являются составной частью правовой системы Российской Федерации, а потому имеют прямое действие[26].

Как указывается в преамбуле Рекомендации Комитета министров Совета Европы № R(91)11 государствам-членам относительно эксплуатации секса в целях наживы, порнографии, проституции, торговли детьми и несовершеннолетними (09.09.1991), сексуальный опыт может быть вреден для психосоциального развития ребенка и несовершеннолетнего.

Действия сотрудников Центра «Холис» по распространению среди несовершеннолетних в муниципальных образовательных учреждениях учебных материалов, формирующих (в том числе, посредством демонстрации им указанных мультфильмов и видеофильмов) у школьников представления о нормальности и обыденности детской проституции, педофилии, половых сношений малолетних детей, образуют состав преступления, предусмотренного статьей 135 «Развратные действия» Уголовного кодекса Российской Федерации, устанавливающей ответственность за совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцатилетнего возраста.

В Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации под редакцией заслуженного юриста Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора
Б.В. Здравомыслова статья 135 комментируется следующим образом. Объективная сторона состоит из совершения развратных действий без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего шестнадцати лет. Под развратными действиями понимаются такие действия, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, которые направлены на удовлетворение половой страсти виновного или половой страсти лица, заведомо не достигшего шестнадцати лет, но не связаны с совокуплением или, например, мужеложством. К развратным действиям относятся, например, циничные беседы, демонстрация порнографических изображений, совершение полового акта в присутствии лица, заведомо не достигшего шестнадцати лет, и т.п.[27]

Такие действия выглядят тем более цинично и возмутительно, что Центр «Холис» является по своему статусу муниципальным центром, финансируемым из бюджета города Екатеринбурга. Таким образом, данные действия в отношении школьников и их семей осуществляются при поддержке органов местного самоуправления, муниципальных органов управления образованием города Екатеринбурга, т.е., фактически за счет самих же граждан, родителей учащихся.

Мотивирование подобных действий необходимостью «полового воспитания», профилактики наркомании или заболеваемости ВИЧ или ЗППП в детской среде является необоснованным. Цель такой профилактики не может достигаться путем развращения, растления детей, асоциализации, показа антигуманных видеоматериалов, а должна заключаться в преподавании специалистами-педагогами знаний, необходимых детям во взрослой жизни, в том числе необходимых для предупреждения раннего начала половой жизни, заболеваний половой сферы и т.д.

В Решении Европейского суда по правам человека по делу «Кьелдсен (Kjeldsen), Буск Мадсен (Busk Madsen) и Педерсен (Pedersen) против Дании» (Страсбург, 07.12.1976) было отмечено: «Статья 2, которая применима к каждой функции государства в области образования и обучения, не позволяет отделять преподавание религии от других предметов. Она вменяет в обязанность государству уважать убеждения родителей религиозного или философского характера, но в общей системе изучаемых предметов… при выполнении естественного долга перед своими детьми родители, несущие основную ответственность за обучение и образование своих детей, могут потребовать от государства уважать их религиозные и философские убеждения. Их праву, таким образом, корреспондирует обязанность, тесно связанная с осуществлением и использованием права на образование… Второе предложение статьи 2 подразумевает, с другой стороны, что государство, выполняя обязательства, которые оно приняло на себя в области образования и обучения, должно позаботиться о том, чтобы информация и знания, включенные в учебную программу, преподносились в объективной, критичной и плюралистической манере. Государство не вправе стремиться внушать принципы, которые можно расценить как неуважение религиозных и философских убеждений родителей. Это та граница, которую нельзя переходить… Изучение данного оспариваемого законодательства фактически подтверждает тот факт, что оно никоим образом не является попыткой внушить идеи, связанные с пропагандой определенного сексуального поведения. Целью этого законодательства не является восхваление секса или побуждение учеников начать половую жизнь преждевременно, что опасно для их здоровья или будущего и что многие родители считают предосудительным» (пункты 51–54).

Целесообразно сослаться (не в качестве юридически значимого документа, а как аргумента по содержанию проблемы) на Отдельное мнение Судьи Фердроса по этому делу: «…мне кажется необходимым разграничить, с одной стороны, фактическую информацию о человеческой сексуальности, которая входит в сферу изучения естественных наук, в первую очередь биологии, а с другой – информацию, относящуюся к сексуальной практике, включая контрацепцию. Такое разграничение необходимо, по моему мнению, в связи с тем, что первая нейтральна с точки зрения морали, в то время как последняя, даже если она преподается несовершеннолетним в объективной манере, всегда влияет на развитие их сознания».

В соответствии с пунктом 1 статьи 23 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и пунктом 1 статьи 52 Закона РФ «Об образовании», родители (законные представители) вправе обратиться в установленном законодательством Российской Федерации порядке в суд с иском о возмещении ребенку морального вреда или вреда здоровью, причиненного ему антигуманной и аморальной пропагандой в форме принудительного привлечения к дополнительным, не составляющим обязательной части учебной программы занятиям в общеобразовательном учреждении.

Согласно Принципу 2 Декларации прав ребенка (ООН, 20.11.1959, Нью-Йорк), ребенку законом и другими средствами должна быть обеспечена специальная защита и предоставлены возможности и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно и в социальном отношении здоровым и нормальным путем и в условиях свободы и достоинства.

Пункт 3.2 Приказа Генерального прокурора Российской Федерации № 38 от 22.06.2001 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи» требует от органов прокуратуры «привлекать к установленной ответственности юридических и физических лиц, виновных в распространении информации, наносящей вред здоровью детей, их нравственному и духовному развитию, или пропагандирующих насилие и жестокость, порнографию, наркоманию, антиобщественное поведение».

Родители, с чьими детьми работал Центр «Холис» или проводились занятия по методикам и пособиям Центра «Холис», вправе обратиться в органы прокуратуры с требованием проверить (а органы прокуратуры, соответственно, обязаны провести такую проверку) наличия у Центра «Холис» одновременно двух лицензий: 1) на образовательную деятельность; 2) на медицинскую деятельность определенного рода, в данном случае, права на проведение с несовершеннолетними групповых занятий по санитарному просвещению (как разновидности медико-профилактической деятельности) в определенной области знаний, соответствующей специализации преподавателей; кем принимались решения о допуске Центра «Холис» к работе с несовершеннолетними учащимися муниципальных общеобразовательных учреждений города Екатеринбурга, какими актами были реализованы эти решения, не были ли превышены этим лицом (лицами) в связи с принятием таких решений должностные полномочия, результаты каких экспертиз (отзывов, рецензий) легли в основу такого решения.

Руководству Центра «Холис», очевидно, известно, что абсолютное большинство населения Российской Федерации не разделяет те представления о нормах сексуальной жизни, нормах общественной нравственности, приличий, которые распространяются в материалах Центра «Холис», используемых в работе с несовершеннолетними учащимися. Тем не менее, посредством демонстрации иностранных мультфильмов «Золотозубый» и «Карате и ребята», видеофильма «Дети и наркотики», использования других учебных и методических материалов сотрудниками Центра «Холис» целенаправленно осуществляется распространение среди учащихся муниципальных общеобразовательных учреждений данных представлений о нормальности и обыденности педофилии, детской проституции, в том числе гомосексуальной, беспорядочных сексуальных связей между малолетними детьми. Это можно квалифицировать как осознанные, умышленные антиобщественные действия, являющиеся и связанные с грубым нарушением общественного порядка, выражающим явное неуважение к обществу. Следовательно, указанные действия образуют состав преступления, предусмотренного статьей 213 «Хулиганство» Уголовного кодекса Российской Федерации, причем совершенного организованной группой.

 

1.3. Оценка осуществляемой Центром «Холис» в среде несовершеннолетних пропаганды гомосексуализма.

Все выше сказанное справедливо и в отношении осуществляемой Центром «Холис» пропаганды среди несовершеннолетних гомосексуализма как нормы сексуальных отношений и образа жизни. Такая пропаганда осуществляется посредством использования в образовательной и медико-просветительской деятельности с учащимися общеобразовательных учреждений видео-пособий (мультфильм «Карате и ребята»[28], видеофильм «Дети и наркотики»), содержащих изображение гомосексуализма как нормального образа жизни без всяких комментариев, а также ряда опубликованных собственных методических материалов[29], в которых гомосексуализм, гомосексуальное поведение показаны как социальная норма без всякого комментария об отношении такого поведения к нормальным взаимоотношениям полов и нормам семейной жизни, принятым в российском обществе.

Следует учитывать, что подростки еще не сформировали устойчивые представления о социальных нормах, в данном возрасте продолжается формирование системы представлений о мире, ценностных ориентаций личности, а также сексуальный «образ Я», сексуальная самоидентификация личности. В этих условиях воздействие материалов Центра «Холис» на несовершеннолетних является фактически пропагандой гомосексуализма как образа жизни, навязыванием представлений о гомосексуализме как норме сексуальных отношений, что реализуется, в том числе, с использованием скрытого психологического насилия[30].

Учитывая тот факт, что Центр «Холис» осуществляет деятельность среди учащихся общеобразовательных школ города Екатеринбурга, реализует повышение квалификации екатеринбургских педагогов по указанным методическим материалам с использованием указанных пособий, такую пропаганду следует оценивать как антиобщественные и противоправные действия.

Такая пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних путем показа в учебных материалах, используемых для работы с детьми, гомосексуальных отношений как социальной нормы, как нормальных сексуальных отношений нарушает следующие права несовершеннолетних:

• на защиту от всех форм сексуального совращения (статья 34 Конвенции о правах ребенка);

• на психическое, духовное и нравственное развитие (пункт 1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»),

• на защиту от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред их здоровью, нравственному и духовному развитию, в том числе от распространения печатной продукции, аудио- и видео-продукции, пропагандирующей порнографию и антиобщественное поведение (пункт 1 статьи 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»);

• на обеспечение интеллектуальной, нравственной, психической безопасности, безопасности жизни, охраны здоровья, нравственности ребенка, на защиту их от негативных воздействий (пункты 2 и 3 статьи 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»);

• на особую заботу, в том числе правовую защиту, специальную охрану и заботу ввиду их (детей) физической и умственной незрелости (преамбула Конвенции о правах ребенка);

• на защиту от информации и материалов, наносящих вред их благополучию (пункт «е» статьи 17 Конвенции о правах ребенка);

• на гармоничное развитие на основе традиций и культурных ценностей своего народа, на духовное и нравственное развитие и на защиту от безответственного сексуального поведения взрослых (преамбула Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающихся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии[31]).

То, что унижающее человеческое достоинство обращение – это совершенно не обязательно только физическое воздействие, но также и интеллектуальные формы такого обращения, подтвержден пунктом 15 Постановления 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003, где акцентировано, что «унижающим достоинство обращением признается, в частности, такое обращение, которое вызывает у лица чувство страха, тревоги и собственной неполноценности».

Обоснованность толкования указанных выше норм как применимых в данной ситуации подтверждается решениями Европейского суда по правам человека.

В Решении по делу «Даджен против Соединенного Королевства» (Страсбург, 22.10.1981) Европейский суд по правам человека четко разделил личные пристрастия человека в области сексуальных отношений и публичную пропаганду, определил, что государство вправе ограничить пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних: «Суд признает, что одной из целей законодательства является ограждение незащищенных членов общества, таких, как молодые люди, от последствий гомосексуализма. Тем не менее в данном контексте жесткое разграничение между “защитой прав и свобод других лиц” и “защитой нравственности” представляется искусственным. Защита нравственности может предполагать сохранение морального духа и нравственных ценностей общества в целом…, но может также… охранять интересы морали и общественного благополучия отдельной части общества, например школьников (Решение по делу Хэндисайда от 7.12.1976. Серия A, т. 24, с. 25, п. 52 in fine). Таким образом, “защита прав и свобод других лиц” в значении защиты нравственных интересов и общественного благополучия отдельных лиц или групп населения, которые нуждаются в особой защите по причине своей незрелости, умственной неполноценности или зависимого состояния, сводится к одному-единственному аспекту – «защите нравственности» (Решение по делу «Санди таймс» от 26.04.1979. Серия A, т. 30, с. 34, п. 56). Поэтому Суд на основе именно такого подхода будет учитывать обе указанные цели… Нельзя отрицать, что определенная уголовно-правовая регламентация мужского гомосексуализма, равно как и других форм сексуального поведения, посредством норм уголовного права может быть оправдана как “необходимая в демократическом обществе”. Основная функция уголовного права в этой сфере… – “сохранить общественный порядок и приличия, дабы защитить граждан от того, что шокирует и оскорбляет”. Более того, необходимость в некотором контроле можно даже распространить на добровольные половые отношения, совершаемые приватно, особенно там, где требуется (еще одна цитата из доклада Волфендена) “обеспечить достаточные гарантии против использования и развращения других лиц, в частности тех, кто является особо уязвимым по причине своего юного возраста, слабости тела и духа, отсутствия опыта или находится в состоянии физической, служебной или экономической зависимости”. На практике юридические нормы, регулирующие такого рода отношения, существуют во всех государствах – членах Совета Европы… Именно национальные власти должны первоначально оценить эту насущную общественную потребность в каждом конкретном случае… Из Решения Суда по делу Хэндисайда Правительство сделало вывод о том, что пределы усмотрения властей являются более широкими, если речь заходит о защите общественной морали» (пункты 47, 49 и 52 Решения).

В деле «L. и V. против Австрии» (жалобы № 39392/98 и 39829/98; по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 09.01.2003) Европейский суд по правам человека признал, в целом, цель защиты прав на нормальное сексуальное развитие несовершеннолетних (спор касался привлечения к уголовной ответственности за гомосексуальные половые связи совершеннолетних с несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет при согласии последних) оправданной (пункт 46).

Подача несовершеннолетним информации, пропагандирующей гомосексуализм, под видом утверждений о том, что это – одна из форм семьи, так же неправомерна, поскольку такая аргументация является неубедительной и совершенно не обосновывает необходимости и возможности навязывания несовершеннолетним идей о нормальности и обыденности гомосексуальных семей. В Решении от 10.05.2001 по делу «Антонио Мата Эстевез против Испании»[32], сославшись на решения Комиссии по делу Икс и Игрек против Соединенного Королевства от 03.05.1983 и по делу Симпсон против Соединенного Королевства от 14.05.1986, Европейский суд по правам человека указал, что «согласно прецедентным правовым позициям органов, учрежденным Конвенцией, длительные гомосексуальные отношения между двумя мужчинами не подпадают под право на уважение семейной жизни, находящееся под защитой ст. 8 Конвенции»[33].

Рассматривая вопрос о запрете дискриминации по признаку сексуальной ориентации, не следует игнорировать необходимость с уважением относиться к людям, которые придерживаются противоположных взглядов, особенно в тех странах, где подавляющее большинство граждан категорически возражают гомосексуальных отношений, считая их неестественными и аморальными, выступают категорически против навязывания их несовершеннолетним детям таких отношений в качестве нормальных и обыденных и, тем более, в качестве образа жизни. В демократическом обществе такие люди, негативно оценивающие гомосексуализм, имеют полное право на уважение их религиозных и нравственных убеждений, на право обучать и обеспечивать нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными религиозными, философскими и нравственными убеждениями (пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, пункт 4 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Следовательно, деятельность Центра «Холис» по пропаганде гомосексуализма нарушает нормы международного права и законодательства Российской Федерации, предусматривающие преимущественное право родителей на нравственное воспитание и охрану здоровья собственных детей (пункт 4 статьи 18 Международного Пакта о гражданских и политических правах; пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах; статья 5, пункт 2 статьи 14, пункт 1 статьи 18 Конвенции о правах ребенка; часть 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации; пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации).

Согласно преамбуле и подпункту «с» пункта 1 статьи 29 Конвенции о правах ребенка, для защиты и гармоничного развития ребенка важны традиции и культурные ценности его народа, а государство обязано обеспечить направленность образования на воспитание уважения к культурной самобытности и ценностям ребенка, к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает.

Очевидно, что пропаганда обыденности и нормальности гомосексуальных отношений противоречит традициям и ценностям всех народов Российской Федерации[34].

В этом смысле, многими несовершеннолетними, имеющими сложившиеся представления о нравственности и семейных ценностях своего народа, пропаганда гомосексуализма, навязываемая им в форме учебных материалов в общеобразовательной школе, будет воспринята как намеренное жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение с ними.

Следовательно, помимо всего прочего, пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних грубейшим образом нарушает права несовершеннолетних на человеческое достоинство, на его защиту государством, нарушает нормы международного права и законодательства Российской Федерации, в том числе:

• статью 5 Всеобщей декларации прав человека, устанавливающую, что никто не должен подвергаться унижающему его достоинство обращению;

• статью 7 Международного Пакта о гражданских и политических правах, устанавливающую, что никто не должен подвергаться бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению;

• статью 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, устанавливающую, что никто не может подвергаться бесчеловечному или унижающему достоинство обращению;

• статью 21 Конституции Российской Федерации, устанавливающую, что достоинство личности охраняется государством; ничто не может быть основанием для его умаления; никто не должен подвергаться унижающему человеческое достоинство обращению;

• пункт 4 статьи 50 Закона РФ «Об образовании», согласно которому обучающиеся всех образовательных учреждений имеют право на уважение своего человеческого достоинства.

Целесообразно также процитировать Постановление Главного государственного санитарного врача Российской Федерации № 19 от 29.12.1999 «О неотложных мерах по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции», пункт 6.1 которого требует «принять действенные меры вплоть до лишения лицензий по предотвращению пропаганды в средствах массовой информации и особенно на телевидении половых извращений, порнографии, а также передач, направленных на привлечение молодежи к обсуждению вопросов нетрадиционных половых отношений». В случае с Центром «Холис» речь идет не о СМИ, однако, учитывая, что указанный Центр представляется как «центр медико-психологической и социальной помощи населению», указанное требование на него распространяется в части недопустимости пропаганды половых извращений и использования материалов, направленных на привлечение молодежи к обсуждению вопросов нетрадиционных половых отношений.

 

1.4. Использование стилизованного изображения детской порнографии в пособии Центра «Холис».

Пункт 48 Венской Декларации и Программы действий, принятой на Всемирной конференции по правам человека 25.06.1993 в Вене, требует от государств активно бороться с жестоким обращением с детьми, осуществлять действенные меры по пресечению детской проституции, детской порнографии, а также других форм сексуального надругательства. Под «другими формами», очевидно, понимаются не только физические воздействия, но и интеллектуальные, информационные формы сексуального надругательства над детьми.

В используемом в качестве видео-пособия и всячески пропагандируемом Центром «Холис» мультфильме «Карате и ребята» представлен видеоряд, изображающий в стилизованной форме откровенно сексуальные отношения взрослого педофила с малолетним ребенком в автомобиле. Эта сцена абсолютно не обусловлена никакой педагогической или медико-просветительской необходимостью. В последовавшем далее обсуждении сексуальных отношений взрослого с несовершеннолетними (педофилия) сами такие отношения оцениваются, судя по контексту мультфильма, как социальная норма, в том числе именно так они оцениваются «положительным героем» по имени Карате. Единственное, на что обращает внимание Карате – что в таких отношения присутствует серьезный риск случайного заражения СПИДом. Далее следует сцена натуралистического изображения лежащего на дороге малолетнего ребенка (Марата) после совершения «улыбчивым типом» с ним анального полового акта и выбрасывания его из машины. Крайне натуралистично показано, что с мальчика сорваны штаны, полуобнажены ягодицы[35].

Согласно пункту «с» статьи 2 Факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка, касающихся торговли детьми, детской проституции и детской порнографии[36], детская порнография означает, в том числе любое изображение какими бы то ни было средствами ребенка, совершающего реальные или смоделированные откровенно сексуальные действия.

Согласно подпункту «b» пункта 1 статьи 1 Рамочного решения 2004/68/JAI Совета Европейского Союза от 22.12.2003 о борьбе с сексуальной эксплуатацией детей и детской порнографией, под «детской порнографией» понимается любой порнографический материал, воспроизводящий для визуального просмотра: i) реального ребенка, участвующего в откровенном сексуальном поведении или занимающегося им, включая похотливую демонстрацию половых органов или лобковой области ребенка, либо ii) реального человека, который выглядит как ребенок, участвующий в поведении, указанном в подпункте i), или как ребенок, занимающийся им, либо iii) правдоподобные изображения несуществующего ребенка, участвующего в поведении, указанном в подпункте i), или занимающегося им.

Выше указанная сцена сексуальных отношений взрослого педофила с малолетним ребенком в автомобиле в мультфильме «Карате и ребята» совершенно определенно подпадает под приведенные формулировки понятия детской порнографии, закрепленные в международных актах.

И хотя степень детализации этой сцены недостаточна для того, чтобы привлечь к уголовной ответственности по статье 242.1 «Изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних» Уголовного кодекса Российской Федерации тех лиц, кто занимается распространением на территории Российской Федерации мультфильма «Карате и ребята» канадской организации «Стрит Кидс Интернешнл», публично демонстрирует его в аудитории несовершеннолетних, данный мультфильм[37] должен быть категорически запрещен к показу несовершеннолетним (см. раздел 1.2 настоящего заключения).

Кроме того, в международных соглашениях о борьбе с детской порнографией, в которых участвует Российская Федерация, вполне достаточно правовых оснований для запрещения распространения и хранения подобного рода продукции.

 

1.5. Оценка осуществляемой Центром «Холис» пропаганды негативного образа правоохранительных органов, правового нигилизма.

Навязываемый, формируемый посредством использования ряда учебно-методических пособий Центра «Холис» (мультфильмы «Золотозубый» и «Карате и ребята», видеофильм «Одиночная камера пыток») крайне негативный образ сотрудников правоохранительных органов направлен на прямую дискредитацию правоохранительных органов в сознании несовершеннолетних путем высмеивания, уничижения, представления в неприглядном виде. Посредством этого дискредитируется образ государства в целом. Государство низводится в сознании несовершеннолетних до образа коррумпированного и тупого полицейского (мультфильм «Карате и ребята»).

В мультфильме «Золотозубый» после задержания мальчика по имени Карате помещают в обшарпанную, сырую (лужи на полу) тюремную камеру. Карате сидит в камере на полу, поскольку в камере нет ни стула, ни кровати. Показ наркотической «ломки» Карате сопровождается показом садистской радости тюремного надзирателя при виде страданий ребенка. В видеофильме «Одиночная камера пыток» рассказывается об истории девушки Арины, заразившейся ВИЧ при внутривенном употреблении наркотика и находящейся в местах лишения свободы. При этом показываемые помещения учреждения исполнения наказаний в сознании детей связываются через название фильма с пытками, «камерой пыток». В чем именно заключаются «пытки» – то ли в нравственных страданиях девушки, то ли в том, что она отбывает наказание за кражу, не ясно. Можно подумать (некоторые подростки так и могут подумать), что «пытками» является отношение взрослых людей к симпатичной девушке, которую поместили в одиночную камеру.

В восприятии несовершеннолетних зрителей такие сцены формируют резкое неприятие по отношению к сотрудникам правоохранительной системы как к садистам и негодяям. Как следствие, формируется крайний негативизм в отношении государства и правоохранительных органов, осуществляется криминализация сознания детей, разрушение у несовершеннолетних тех позитивных основ правосознания, которые уже заложены в процессе семейного и школьного воспитания.

Такая пропаганда нарушает пункт 1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», устанавливающий в качестве одной из важнейших целей государственной политики в интересах детей содействие воспитанию в детях патриотизма и гражданственности.

Осуществление такой пропаганды в общеобразовательных учреждениях также противоречит установленным законодательством Российской Федерации принципам государственной политики в области образования, предусматривающим, в частности, воспитание гражданственности учащихся (пункт 1 статьи 2 «Принципы государственной политики в области образования» Закона РФ «Об образовании»), а также содержанию государственных программ, в том числе программ развития образования, направленных на воспитание патриотизма и гражданственности детей и молодежи, в том числе учащихся общеобразовательных учреждений. В частности, содержанию следующих документов:

• Федеральная целевая программа «Молодежь России (2001–2005 годы)», утвержденная Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2000 № 1015 (с изм., согл. Постановления Правительства Российской Федерации от 06.09.2004 № 459, с изм., внесенными Постановлением Правительства РФ от 29.05.2002 № 363);

• Федеральная целевая программа «Дети России» на 2003–2006 годы, утвержденная Постановлением Правительства Российской Федерации от 03.10.2002 № 732 (с изм., согл. постановления Правительства РФ от 06.09.2004 № 459)

• Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001–2005 годы», утвержденная Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.02.2001 г. № 122;

• Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2006–2010 годы», утвержденная Постановлением Правительства Российской Федерации от 11.07.2005 № 422.

Указанная пропаганда также противоречит Областной государственной целевой программе «Патриотическое воспитание молодежи в Свердловской области на 2003–2005 годы», утвержденной Законом Свердловской области «Об областной государственной целевой программе “Патриотическое воспитание молодежи в Свердловской области на 2003–2005 годы”» от 02.12.2002 № 56-ОЗ (в ред. Областного закона от 03.05.2005 № 33-ОЗ), а также еще целому ряду государственных программ Свердловской области.

 

1.6. Оценка содержащегося в распространяемом Центром «Холис» мультфильме «Карате и ребята» видеоряда, навязывающего детской аудитории стереотип неполноценности человека иной расы и иной этнической группы.

Содержащийся в распространяемом Центром «Холис» мультфильме «Карате и ребята» специфический визуальный ряд, навязывающий детской аудитории стереотип неполноценности человека иной расы и иной этнической группы, делает совершенно недопустимым показ данного мультфильма в аудитории несовершеннолетних.

Наиболее характерен представленный в мультфильме «Карате и ребята» подчеркнуто отвратительный образ ребенка со шлангом, поливающего из него других детей. Ребенок, обладающий всеми характерными узнаваемыми чертами представителя негроидной расы (цвет кожи, волосы), представлен (в сравнении с образами других детей) явно в негуманном образе какого-то животного, полуобезьяны. Такое гипертрофированно карикатурное изображение ребенка негроидной расы в виде уродливой полуобезьяны, явное грубое искажение человеческого образа может быть воспринято детьми негроидной расы как издевательски расистское, а у российских детей может вызывать неадекватное поведение в отношении детей другой расы (в данном случае – негроидной), спровоцировать в сознании детей чувства пренебрежения, презрения и нетерпимости к ним.

Аналогичные комментарии могут быть даны к изображению в том же мультфильме ребенка монголоидной расы у автомобильной покрышки в сцене жонглирования в «заброшенном доме», а также к изображению в сцене на рынке (в конце мультфильма «Карате и ребята») мужчины с характерной еврейской внешностью, намеренно гипертрофированной, издевательски искаженной художниками-мультипликаторами. Эти образы в восприятии детей так же вызовут негативное отношение к людям другой этнической принадлежности.

В этой связи, особо циничным выглядит комментарий в материалах Центра «Холис» к такого рода эпизодам: «забавные лица героев»[38]. Издевательски расистское отношение к людям другой расы или национальности, по мнению сотрудников Центра «Холис», «забавляет».

Действия по распространению и демонстрации указанного мультфильма образуют состав преступления, предусмотренного частью 2 статьи 282 Уголовного кодекса Российской Федерации (действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам расы, национальности, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а также совершенные организованной группой).

В соответствии со статьей 7 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 №114-ФЗ, органы прокуратуры обязаны вынести Центру «Холис» предупреждение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности. Сам мультфильм «Карате и ребята» должен быть квалифицирован как экстремистский материал (статья 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности») и запрещен в судебном порядке для использования на территории Российской Федерации.

Но и до этого момента родители вправе потребовать запрещения демонстрации указанного мультфильма их несовершеннолетним детям как антигуманного и грубо унижающего их человеческое достоинство (пропаганда нормальности и обыденности детской проституции, в том числе гомосексуальной, педофилии, ранних половых связей между малолетними детьми, асоциального образа жизни и т.д.).

 

1.7. Правовая оценка использования Центром «Холис» средств и методов психологического насилия над несовершеннолетними.

К таким средствам и методам психологического насилия над несовершеннолетними следует отнести использование в учебно-методических материалах Центра «Холис», деятельности его руководителя и сотрудников средств и методов запугивания и устрашения несовершеннолетних с целью внедрения в их сознание запланированных установок, а также использование методов контроля сознания и специальных технологий скрытого психологического воздействия, что обоснованно рассматривать как психологическое насилие над несовершеннолетними.

 

1.7.1. Оценка использования средств и методов запугивания и устрашения несовершеннолетних с целью внедрения в их сознание запланированных установок.

На протяжении всего видеофильма «Наркотики: мифы и реальность II» Центра «Холис» в деталях и крупным планом демонстрируются манипуляции патологоанатома с трупом девушки, в том числе с ее внутренностями, с извлеченным из черепа мозгом. Тяжелое психологическое воздействие видеоряда усугубляется тем, что патологоанатом постоянно старается придать трупу некую динамику, двигает его, перемещает конечности трупа. Он перебирает, даже легкими движениями гладит волосы трупа, перекладывает их, делает еще ряд явно не обусловленных медицинскими процедурами манипуляций, движений. Все такие действия никак не связаны с содержанием его монолога, зато вызывают устойчивые ассоциации с некрофилией.

В видеофильме «Дети и наркотики» Центра «Холис» показывается помещение морга, где на каталках лежит множество трупов людей, почти все они полностью обнажены. На одной из каталок два трупа вообще положены один на другой в неэтичном виде. Оператор достаточно подробно показывает тела с позиции, с которой полностью видны все тела, в том числе половые органы умерших. Эта съемка трупов, в целом, явно не связана с сюжетом и заявленными целями фильма. Видно, что это трупы взрослых людей, некоторые – даже пожилых. Похоже, что это просто отделение морга для хранения трупов. Никакого прямого отношения к наркомании, тем более детской и подростковой наркомании, к ее профилактике все это совершенно не имеет и иметь не может. Такое вульгарное запугивание детей смертью, видом мертвых людей совершенно не обосновано декларируемыми образовательными задачами фильма и не может привести ни к какому позитивному профилактическому результату в профилактике наркомании. На наркомана или имеющего опыт употребления наркотиков эти вульгарные приемы запугивания никакого впечатления не окажут. Показ таких сцен нормальным несовершеннолетним детям в массовой школе, в большинстве своем, не употребляющим наркотики, приведет только к травмированию их психики[39].

Согласно пункту 15 Постановления 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003, обращение, которое вызывает у лица чувство страха, признается унижающим достоинство обращением. А это является прямым нарушением части 2 статьи 21 Конституции Российской Федерации.

Следует также отметить, что в связи со сценами в морге возникают закономерные вопросы к сотрудникам морга и правоохранительных органов города Екатеринбурга (если съемки проводились в этом городе): кто позволил снимать на видео помещения морга, где лежат трупы конкретных умерших людей (лица отчетливо видны)? Снимать на видео вскрытие трупа (фильм «Наркотики: мифы и реальность II»)? Ведь это конкретные люди, у которых, возможно, есть родственники, члены семей, которые вполне могут увидеть своего дедушку или отца, брата или сестру, придя на такое «занятие по профилактике» наркомании от Центра «Холис»? Данный факт должен стать предметом специальной проверки органами прокуратуры. Поскольку, наверняка, отнюдь не все из показанных умерших людей были порочны, принимали наркотики, но все они совокупно «записаны» по сюжету фильма в наркоманы, родственники показанных в фильмах людей имеют полное право подать на руководство Центра «Холис» в суд за фактическое глумление над памятью их близких, потребовать возмещения им морального вреда.

 

1.7.2. Оценка использования методов контроля сознания и специальных технологий скрытого психологического воздействия в отношении несовершеннолетних

В одном из методических материалов Центра «Холис» используется методика, когда весь опыт поступков детей и их отношений с другими людьми, все переживания и воспоминания детей объявляются «мусором», который надо «сжечь». Это – психологический прием, характерный для деструктивных религиозных сект и направленный на разрушение имеющегося культурного и психологического опыта адептов и полное подчинение их руководителям секты[40]. И это далеко не единственный пример такого рода.

В видеофильме «Наркотики: мифы и реальность II» Центра «Холис» использованы методы нейролингвистического программирования, являющиеся скрытым психологическим насилием над несовершеннолетними, действиями, направленными не только на манипулирование сознанием, но и на скрытое воздействие на подсознание, минуя сознание.

Такое скрытое психологическое воздействие является многоуровневым:

• 1-й уровень: визуальный ряд, направленный на явное инициирование, возбуждение сильного чувства ужаса, растерянности, подавленности, на то, чтобы вызвать состояние эмоционально непереносимого, невыносимого страдания. Такое скрытое воздействие можно охарактеризовать как танатизацию (от греч. танатос – олицетворение смерти) детского и подросткового сознания;

2-й уровень: остинато[41] звукового ритмичного сопровождения (даже своего рода квази-музыкального) в виде монотонного, ритмичного повторения синтезированных, ненатуральных звуков; этот звуковой фон несет в себе существенный гипнотический потенциал;

3-й уровень: постоянно повторяющийся ритмичный проговор детским женским голосом одних и тех же фраз на английском языке: «I had a dream last night. We had the same dream». В переводе на русский язык это означает: «У меня был сон прошлой ночью. У нас был один и тот же сон»[42].

Таких примеров использования Центром «Холис» методов контроля сознания в отношении несовершеннолетних выявляется достаточно много в пособиях и иных материалах указанного Центра.

Совершенно очевидно, что использование подобного рода методов при работе с аудиторией несовершеннолетних ничем не оправдано, не обусловлено заявляемыми целями фильма.

Отметим, что в демократических цивилизованных государствах после проведения такого рода «психологических опытов» над школьниками люди, посмевшие проводить такие мероприятия с детьми, навсегда лишаются дипломов врачей или педагогов и привлекаются к уголовной ответственности (вместе с теми чиновниками органов управления здравоохранением, которые потворствовали такой противоправной деятельности). В Екатеринбурге же сотрудники Центра «Холис» упрямо отстаивают свое «право» проводить опасные опыты над сознанием и психикой несовершеннолетних.

Нейролингвистическое программирование сами сотрудники центра упоминают в качестве необходимого метода своей работы[43]. Некоторые сотрудники Центра «Холис» (например, Н.В. Пятина[44]) указывают в качестве основной своей профильной специализации все то же нейролингвистическое программирование.

Использование методов контроля сознания в отношении несовершеннолетних (по существу, представляющих собой психологическое насилие) без их согласия и без разрешения и даже без информирования их родителей не только неэтично, но и, более того, незаконно и противоправно, нарушает:

• статью 7 Международного Пакта о гражданских и политических правах, согласно которой ни одно лицо не должно без его добровольного согласия подвергаться медицинским или научным опытам;

• статью 5 Всеобщей декларации прав человека, устанавливающую, что никто не должен подвергаться бесчеловечному и унижающему его достоинство обращению;

• часть 1 статьи 21 Конституции Российской Федерации и пункт 4 статьи 50 Закона РФ «Об образовании», устанавливающие гарантии защиты человеческого достоинства;

• часть 2 статьи 21 Конституции Российской Федерации, устанавливающую, что никто не должен подвергаться насилию или унижающему человеческое достоинство обращению, никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам;

• статью 24 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22.07.1993 № 5487-1 (с изм., согл. Федеральных законов от 02.03.1998 № 30-ФЗ, от 20.12.1999 № 214-ФЗ, от 02.12.2000 № 139-ФЗ, от 10.01.2003 № 15-ФЗ, от 27.02.2003 № 29-ФЗ, от 30.06.2003 № 86-ФЗ, от 29.06.2004 № 58-ФЗ, от 22.08.2004 № 122-ФЗ (ред. 29.12.2004), от 01.12.2004 № 151-ФЗ, от 07.03.2005 № 15-ФЗ, с изм., внесенными Указом Президента РФ от 24.12.1993 № 2288), устанавливающую права несовершеннолетних – больных наркоманией в возрасте старше 16 лет, иных несовершеннолетних в возрасте старше 15 лет на добровольное информированное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него, а также абзацы 1 и 3 статьи 32 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, согласно которым необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина, при этом согласие на медицинское вмешательство в отношении лиц, не достигших указанного выше возраста, дают их законные представители;

• часть 3 статьи 10 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 02.07.1992 № 3185-1 (с изм. и доп., согл. ФЗ от 21.07.1998 № 117-ФЗ,от 25.07.2002 № 116-ФЗ, от 10.01.2003 № 15-ФЗ, от 29.06.2004 № 58-ФЗ, от 22.08.2004 № 122-ФЗ), согласно которой медицинские средства и методы применяются только в диагностических и лечебных целях в соответствии с характером болезненных расстройств и не должны использоваться в интересах других лиц[45];

• часть 1 статьи 10 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», согласно которой гражданин не может подвергаться медицинскому вмешательству только по причине его несогласия с моральными «ценностями» или по иным причинам, непосредственно не связанным с состоянием его здоровья[46]; согласно преамбуле указанного Закона РФ, отсутствие должного законодательного регулирования психиатрической помощи может быть одной из причин использования ее в немедицинских целях[47], наносить ущерб здоровью, человеческому достоинству и правам граждан;

• часть 3 статьи 11 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», согласно которой согласие на оказание несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет психиатрической помощи дается его законными представителями;

• пункты 1 и 3 статьи 30 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающие права пациента при обращении за медицинской помощью и ее получении на уважительное и гуманное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала, а также на обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям;

• статью 43 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающую, что в практике здравоохранения используются методы профилактики, диагностики, лечения, медицинские технологии, разрешенные к применению в установленном законом порядке; что не разрешенные к применению, но находящиеся на рассмотрении в установленном порядке методы диагностики, лечения могут использоваться в интересах излечения пациента только после получения его добровольного письменного согласия; что не разрешенные к применению, но находящиеся на рассмотрении в установленном порядке методы диагностики, лечения и лекарственные средства могут использоваться для лечения лиц, не достигших возраста, установленного частью второй статьи 24 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, только при непосредственной угрозе их жизни и с письменного согласия их законных представителей; пропаганда методов профилактики, диагностики и лечения, не прошедших проверочных испытаний в установленном законом порядке, запрещается;

• пункт 1 статьи 51 Закона РФ «Об образовании», обязывающий образовательное учреждение создавать условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников;

• статью 19 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающую право граждан на информацию о факторах, оказывающих вредное влияние на здоровье;

• пункты 1 и 5 статьи 2 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающие, что основными принципами охраны здоровья граждан являются: соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий, а также ответственность органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья;

• часть 1 статьи 41 Конституции Российской Федерации, а также статьи 1 и 17 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, закрепляющие права граждан на охрану здоровья и гарантии таких прав, в том числе право на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека;

• пункт 1 статьи 4 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», устанавливающий, что одной из целей государственной политики в интересах детей является содействие их психическому и нравственному развитию;

• пункт 1 статьи 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», устанавливающий право ребенка на защиту от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью.

Как указывается в преамбуле Конвенции о защите прав человека и достоинства человеческого существа в связи с использованием достижений биологии и медицины: Конвенции о правах человека и биомедицине (Овьедо, 04.04.1997, ETS № 164), недобросовестное использование достижений медицины может привести к деяниям, представляющим опасность для человеческого достоинства. Там же говорится о необходимости уважать человека одновременно как индивидуума и в его принадлежности к человеческому роду и  признавая важность обеспечения его достоинства. Согласно статье 5 этой Конвенции, медицинское вмешательство может осуществляться лишь  после  того, как лицо, подвергающееся такому вмешательству, даст на это свое добровольное информированное согласие.

Ни о какой информированной добровольности, ни о каком добровольном согласии несовершеннолетних и их родителей на применение в отношении их детей указанных выше методов контроля сознания в деятельности Центра «Холис» и речи быть не может. Это право несовершеннолетних и их родителей принципиально проигнорировано и грубо нарушено Центром «Холис». Аналогично, Центром «Холис» проигнорировано и нарушено право несовершеннолетних на неприкосновенность человеческого достоинства. По всей видимости, руководители Центра «Холис» цинично воспринимают несовершеннолетних только лишь как «подопытный материал». Налицо также жестокое обращение с несовершеннолетними.

В соответствии с Приказом Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации от 20.08.1996 № 321 «Об упорядочении применения методов воздействия на психическое здоровье детей и подростков», руководителям органов здравоохранения субъектов Российской Федерации, руководителям учреждений здравоохранения федерального подчинения, включая научно-исследовательские, лечебно-профилактические и образовательные, запрещено допускать пропаганду и использование в целях оздоровления, профилактики, лечения и реабилитации детей и подростков, не разрешенных Министерством здравоохранения Российской Федерации методов и средств воздействия на психическое здоровье детей и подростков. Руководители органов здравоохранения субъектов Российской Федерации обязаны обеспечить строгий контроль за соблюдением норм Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», предусматривающих обязательное получение информированного добровольного согласия на любое медицинское вмешательство самого пациента, а для лица, не достигшего возраста 15 лет, его законного представителя. К работе с применением методов и средств воздействия на психическое здоровье детей и подростков допускаются специалисты, имеющие соответствующую подготовку по детской психиатрии и получившие в установленном порядке сертификат специалиста по указанной специальности.

В соответствии с пунктами 3.1 и 3.2. Приказа Генерального прокурора Российской Федерации от 22.06.2001 № 38 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи», органы прокуратуры обязаны, используя предоставленные полномочия, решительно пресекать факты жестокого обращения с детьми, психического насилия в воспитательных и образовательных учреждениях, привлекать к ответственности лиц, виновных в распространении информации, наносящей вред здоровью детей, их нравственному и духовному развитию.

Использование в отношении несовершеннолетних методов контроля сознания, методов психологического насилия еще более преступно и опасно, что осуществляется такое воздействие людьми, обладающими сомнительными профессиональными навыками, в ряде случаев, не имеющими дипломов врачей, педагогов или психологов (дипломов государственного образца). Очевидно, что даже наличие таких дипломов не делает менее противоправным использование методов психологического насилия в отношении сознания несовершеннолетних без их согласия и, в первую очередь, без разрешения (и даже информирования) их родителей. Но вторжение неспециалистов в психику несовершеннолетних может привести к непоправимым последствиям.

Сотрудники Центра «Холис», имеющие квалификацию врача, такими действиями также нарушают статью 60 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, устанавливающую, что лица, окончившие высшие медицинские образовательные учреждения Российской Федерации, при получении диплома врача дают клятву врача, текст которой содержит, в том числе, следующие положения: «Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь: честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;… внимательно и заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах независимо от… обстоятельств».

Родители, чьи дети подверглись незаконному применению методов психологического насилия, вправе обратиться в органы прокуратуры с требованием проверить (а органы прокуратуры, соответственно, обязаны провести такую проверку):

• были ли, согласно части 5 статьи 24 и абзацу 1 статьи 32 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, проинформированы несовершеннолетние в возрасте старше 15 лет (больные наркоманией – старше 16 лет) о содержании и целях проводимых санитарно-просветительных мероприятий, о возможных вредных последствиях (побочном действии) таких мероприятий, было ли получено от них согласие на проведение указанных мероприятий в письменной форме, было ли соблюдено их право на добровольное информированное согласие на медицинское вмешательство (вторжение в сознание несовершеннолетних посредством особо изощренных методов психологического насилия в данном случае есть форма медицинского вмешательства) или на отказ от такового;

• были ли проинформированы родители несовершеннолетних, согласно части 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации, согласно абзацу 3 статьи 32, статье 43 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, части 3 статьи 11 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», о содержании и целях проводимых в отношении их детей или с участием их детей санитарно-просветительных мероприятий, причем с использованием особо изощренных методов психологического насилия, методов контроля сознания, были ли родители предупреждены о возможных вредных последствиях (побочном действии) таких мероприятий, было ли получено от них согласие в письменной форме на проведение указанных мероприятий;

• разрешены ли указанные методы, используемые Центром «Холис» в отношении несовершеннолетних, согласно статье 43 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, к применению в установленном законом порядке, тем более к применению к несовершеннолетним.

В соответствии с пунктом 1 статьи 64, пунктом 1 статьи 61 и пунктом 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации, с пунктом 1 статьи 23 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», со статьями 66, 68 и 69 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, родители (законные представители) несовершеннолетних вправе обратиться в суд с исками о возмещении вреда, причиненного здоровью их детей использованием в отношении них методов незаконного психологического воздействия, психологического насилия, а также понесенного морального вреда, предъявив претензии не только Центру «Холис», но и органам управления образованием города Екатеринбурга и Свердловской области, допустившим работу Центра «Холис» с несовершеннолетними по опасным для их здоровья методикам и пособиям и не проконтролировавшим его деятельность, а также органам управления здравоохранением города Екатеринбурга и Свердловской области, проигнорировавшим свои прямые обязанности осуществлять контроль в сфере здравоохранения и защищать права человека в этой сфере.

В частности, органы управления здравоохранением города Екатеринбурга, проигнорировав незаконное использование психотехнологий, связанных с психологическим насилием, в отношении несовершеннолетних, тем самым, нарушили требования пунктов 1, 2 и 3 статьи 8 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, согласно которым к ведению органов местного самоуправления в вопросах охраны здоровья граждан относятся: контроль за соблюдением законодательства в области охраны здоровья граждан; защита прав и свобод человека и гражданина в области охраны здоровья; контроль за соблюдением стандартов медицинской помощи.

Органы управления здравоохранением Свердловской области, проигнорировав незаконное использование психотехнологий, связанных с психологическим насилием, в отношении несовершеннолетних, тем самым, нарушили требования пунктов 2, 7 и 10 статьи 6 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, согласно которым к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации относятся: защита прав и свобод человека и гражданина в области охраны здоровья; осуществление профилактических и санитарно-гигиенических мер; координация деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, субъектов муниципальной и частной систем здравоохранения в области охраны здоровья граждан; охрана семьи, материнства, отцовства и детства.

 

1.8. Оценка навязывания Центром «Холис» педагогам и учащимся антигуманных оккультно-религиозных представлений, антинаучного учения «астрология».

В исследованиях учебно-методических материалов, разработанных и используемых в деятельности Центра «Холис», в том числе при работе с несовершеннолетними, выявлено навязывание оккультно-религиозных представлений, в частности – оккультно-религиозного учения «астрология», причем, совершенно очевидно, без всякого согласия несовершеннолетних и их родителей.

Так, в одном из материалов Центра «Холис» приводятся следующие антигуманные установки: «На рубеже смены веков увеличивается количество катастрофических кризисных ситуаций: землетрясения, СПИД, наркотики. Астрологи объясняют это тем, что смена веков совпадает с “парадом планет”, т. е. Земля попадает в негативное поле влияния планет. На нашей планете это проявляется в виде различных катастроф и болезней. На смене веков происходят “чистка” человечества, естественный отбор. Слабые умирают, сильные выживают. В новом веке должны остаться только лучшие. Тот, кто попадает под влияние, например, наркотиков, тот – жертва естественного отбора, этот человек не попадает в следующий век»[48].

Учение о грядущем «новом веке», перед которым произойдет «чистка» человечества тем или иным способом, характерно для вероучений ряда деструктивных религиозных направлений и сект. Здесь, фактически, в процессе образовательной деятельности в качестве некоего научного объяснения особенностей современной социальной ситуации преподаются представления антинаучного оккультно-религиозного учения «астрология». В качестве иллюстрации практически буквального подобия этих представлений, содержащихся в пособиях Центра «Холис», учениям деструктивных религиозных объединений приведем две выдержки из вероучительных книг последователей оккультно-религиозных объединений:

«Потому так опасна Эпоха огня, которая, неся очищение, несет и страшные бедствия… противостать которым могут лишь те, кто успел достаточно очистить свою ауру и ассимилировать пространственный огонь. Вот почему так неотложно нужно проводить в жизнь Основы Живой Этики…»[49]. «Создание Нового Мира уже началось, в то время как Старый Век доживает свои последние минуты… Будет много счастья, если душа осознание, что грядет Рай, что он очень близок. Это называется Освобождением в Жизни… Сейчас у людей растет страх перед ядерной катастрофой. Страх существует из-за непонимания того, что ядерная война – это способ закончить Железный век страданий»[50].

Отметим, что публикации, материалы по учению «Живая Этика», по свидетельствам специалистов, в настоящее время особенно распространены в Уральском регионе, поэтому не исключено, что такие вставки в учебно-методических материалах Центра «Холис» обусловлены тем, что его руководители являются последователями данного антигуманного оккультно-религиозного учения или разделяют его воззрения. Это же может объяснять их резко негативное отношение к православному христианству и организациям Русской Православной Церкви, поскольку известна церковная оценка этого учения как однозначно вредного и опасного для духовного и нравственного здоровья человека.

В связи с вышесказанным следует отметить, что в 2001 г. Министерство общего и профессионального образования Свердловской области официально заявило о своем решении сотрудничать с оккультно-религиозной сектой «Радастея» в лице АНО «Радавита» (письмо заместителя министра Р.О. Фирсовой № 14/397 от 06.02.2001[51]) «в области проблем профилактики девиантного поведения детей и подростков». Данный факт свидетельствует о том, что поддержка деятельности Центра «Холис», его руководства в областных и городских органах управления образованием может быть обусловлена и тем, что такая поддержка оказывается людьми, разделяющими указанные антигуманные и асоциальные сектантские вероучения, являющимися последователями вероучений соответствующих религиозных групп.

Преподавание несовершеннолетним оккультно-религиозных представлений под видом учебно-методических рекомендаций нарушает установленный пунктом 5 статьи 3 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года №125-ФЗ (с изм., согл. Федеральных законов от 26.03.2000 № 45-ФЗ, от 21.03.2002 № 31-ФЗ, от 25.07.2002 № 112-ФЗ, от 08.12.2003 № 169-ФЗ, от 29.06.2004 № 58-ФЗ) запрет на обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей (законных представителей).

То, что астрология – это религиозное учение, доказывается, в том числе, несоответствием базовой астрологической картины мира реальной, противоречиями астрологических концепций постулатам астрономии, атомной физики, ядерной физики, астрофизики и выявленным этими дисциплинами научным фактам.

Однако, с точки зрения российского законодательства, гораздо более значимо, что в астрологии «знаки зодиака» – совершенно не одно и то же, что созвездия, и выступают в астрологических системах как некие оккультно-мистические сущности, категории. Сатанистский идеолог XX века Алистер Кроули писал по поводу некоторых знаков Зодиака: «Поэтому мы без малейших угрызений совести возрождаем так называемое “дьяволопоклонничество” – как идею... «Дьявол» – это Козерог; это Козел, который взбирается на самые крутые горы; это Божество, которое, проявившись в человеке, делает его Эгипаном, то есть всем»[52]; «Волновая формула гниения представлена в каббале буквой N, связанной со знаком Скорпиона»[53]. Мифологическим прообразом зодиакального знака «Телец» в астрологии считается Критский бык, побежденный Гераклом. Зодиакальный знак «Рак» в астрологическом вероучении мистически отождествляется с ракообразным монстром, который, как утверждают астрологи, выполз из болота, когда Геракл сражался с Лернейской гидрой, и пытался схватить Геракла за ногу. Убитый Гераклом монстр мистически выжил и воплотился в знаке Зодиака. «Стрелец» является символом монстра-кентавра Хирона. Мифологическим образом зодиакального знака «Скорпион» является «бог подземного мира», а знака «Рыбы» – «пустота, темный неразделенный Хаос»[54]. Так гласит астрологическое учение. И это оккультно-религиозное учение навязывается несовершеннолетним сотрудниками Центра «Холис».

Навязывание муниципальным по статусу Центром «Холис» несовершеннолетним антигуманных идей и элементов оккультно-религиозных учений, прежде всего, в данном случае – оккультно-религиозного учения «астрология», является нарушением свободы вероисповедания, свободы убеждений несовершеннолетних (статья 28 Конституции Российской Федерации; пункт 1 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах; пункты 1 и 5 статьи 3, пункт 2 статьи 5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Кроме того, такими действиями сотрудников Центра «Холис» нарушены права родителей учащихся, в частности право обеспечивать нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными религиозными, философскими и нравственными убеждениями, воззрениями (пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, пункт 4 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Таковые действия Центра «Холис» являются также нарушением принципа светского характера образования в муниципальных образовательных учреждениях (пункт 4 статьи 2 Закона РФ «Об образовании», пункт 2 статьи 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»). То, что органы управления образованием города Екатеринбурга содействуют этой деятельности Центра «Холис», позволяет утверждать о нарушении и в их деятельности принципа светского характера образования в муниципальных образовательных учреждениях.

Согласно пункту 6.4 Приказа Генерального прокурора Российской Федерации № 38 от 22.06.2001 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи», органам прокуратуры предписано «обеспечить надзор за соблюдением конституционного принципа светского характера образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, прав несовершеннолетних и молодежи на свободу совести и вероисповеданий».

Несмотря на то, что руководители Центра «Холис» заявляют о происхождении названия их Центра от слова «holos» («целостный»), следует отметить, что слово «холис» сходно до степени смешения с корнем слова «холистический», содержание и толкование которого в настоящее время устойчивым образом связано с религиозным оккультизмом, с оккультно-мистическими религиозными учениями и системами.

В публикациях последователей оккультно-религиозных учений даже утверждается о полной тождественности понятий «Нью Эйдж»[55] и «холистическое движение», «оккультизм» и «холистика»: «Вначале мы писали про то, что на Западе называется “New Age” или холистическим движением. Это некий западный синтез восточной философии, приспособленный к практическим нуждам обычного человека»[56]. Имеются основания подозревать сокрытие сотрудниками Центра «Холис» реального мировоззренческого содержания, вкладываемого ими в название своего Центра.

Сказанное позволяет сделать вывод о существовании на базе Центра «Холис» группы приверженцев оккультно-религиозной идеологии, астрологии и, возможно, иных антинаучных и антигуманных оккультно-религиозных учений, осуществляющих свою деятельность на данной мировоззренческой основе скрытно, заявляя о ее научно обоснованном характере. Отметим, что традиционные религии не претендуют на научный статус своих учений, а оккультно-религиозные учения зачастую претендуют на такой статус, тем самым, разрушая рациональные и научные основы в мировоззрении своих адептов.

Здесь также необходимо напомнить, что, согласно пункту 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», основаниями для запрета на деятельность религиозной группы в судебном порядке, в том числе, являются: посягательство на личность, права и свободы граждан; нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий. То есть все то, что выше[57] было выявлено в деятельности Центра «Холис».

 

1.9. Антигуманная направленность деятельности Центра «Холис», пропаганда среди учащихся и педагогов аморализма, антигуманного отношения к людям.

Центр «Холис» использует и рекомендует для использования в общеобразовательных школах учебные и методические пособия, оказывающие антигуманное разрушительное воздействие на учащихся и педагогических работников, навязывает несовершеннолетним и педагогам ценностные ориентации и психологические установки антигуманного характера.

В частности, распространяя и рекомендуя для работы с детьми учебные пособия иностранного производства мультфильмы «Золотозубый» и «Карате и ребята». Не останавливаясь на так же антигуманном содержании этих пособий, о котором уже сказано в предыдущих разделах заключения (пропаганда половых отношений между малолетними детьми, формирование убеждений в нормальности и обыденности детской проституции, педофилии, гомосексуализма, беспорядочных половых связях и др.), также антигуманными в отношении российских школьников и учителей являются сцены и сам «фон» событий в данных пособиях.

Образ жизни детей, их социальное окружение, показанные в мультфильме, не соответствует не только российскому, но и просто мало-мальски цивилизованному обществу. Они характерны для полукриминальных предместий в странах третьего мира, где многие дети не посещают школу, бродяжничают, у большинства нет нормальной семьи, а у взрослых – нормальной квалифицированной работы. Вся жизнь такого социума «вращается» вокруг местного рынка и регулируется преступными сообществами, и такой образ социума подается российским школьникам как социальная норма. Соответственно, большая часть персонажей «пособий» – малолетние преступники, проститутки, наркоманы, гомосексуалисты, педофилы и т.п.

Для каких-то территорий указанных выше стран образ жизни, показанный в этих мультфильмах, возможно, является стандартным образом жизни, но он совершенно чужд культуре всех народов России. Этот образ жизни, показываемый в мультфильме как социальная норма, в действительности даже ниже жизненных стандартов основной части населения в бедных развивающихся странах, ниже того реального состояния, которое уже в них уже достигнуто. Дети все-таки в большинстве и там ходят в школу. Но в данном случае российским школьникам навязываются определенные стереотипы мышления, формируется заведомо пониженный образ жизненной реальности. «Погружение» российских школьников в такую субкультуру носит для них деструктивный асоциальный характер, разрушительный для уже сформированных навыков социализации в российском обществе. Это понижает уровень общей культуры российских школьников, их самооценки, является в отношении их сознания и культуры антигуманной пропагандой.

И в мультфильме «Золотозубый», и в мультфильме «Карате и ребята» абсолютно отсутствуют семья и школа, какая бы то ни было учеба детей. Полностью отсутствует даже какое-либо позитивное упоминание семьи. Фильмы «бьют» по социальному самочувствию детей, навязывая представления, что будто бы и в зарубежных странах и у нас, в нашей стране именно такая жизнь – без семьи и школы, уже является нормой. Особенно циничным в отношении российских детей это выглядит на фоне имеющихся и в нашем обществе социальных проблем, которые вызваны общим кризисом общества после разрушения СССР. Это то же детское бродяжничество, детская наркомания, в отношении которых пособия Центра «Холис» фактически формируют у школьников и педагогов представления как о социальной норме. Кроме того, морально оправдываются в общественном сознании действия властей, допустившие такие позорные и нетерпимые в цивилизованном обществе явления вместо того, чтобы утверждать понимание, что таких антигуманных явлений не может быть в жизни нормального, здорового общества и государства. Это разрушительно не только для нравственной культуры, но и чувств гражданственности и патриотического сознания учащихся и учителей.

В качестве позитивного видеоряда в мультфильме «Карате и ребята» российским школьникам демонстрируются некие руины (заброшенный дом), где главный положительный герой в пособии по имени Карате сожительствует со своей «подругой» Розой, что является пропагандой сожительства вне брака путем навязывания детям представлений о нормальности такого образа жизни. Рассказ Розы и Карате об использовании презервативов в своей половой жизни с акцентированием якобы обеспечения ими защиты от заражения СПИДом свидетельствует о том, что они сами ведут беспорядочную половую жизнь, поскольку только в этом случае им необходимо постоянно использовать презерватив, чтобы не заразиться. Если бы они жили только друг с другом, даже, отметим, во внебрачном сожительстве, то никакой необходимости использования презервативов, обусловленной защитой здоровья, в этом случае не было бы.

Кроме них, в «доме» живет или бывает еще неопределенное число детей. Они называются «хорошими друзьями», при этом показывается сцена, которую можно интерпретировать как сцену сексуальной близости между детьми, обыденное понятие «дружба» подменяется понятием «сексуальный партнер».

В целом, фильмы осуществляют пропаганду в детской среде «романтики» ухода из дома, жизни вне семьи, ранних половых связей. Дети фактически побуждаются к совершению этих действий, поскольку соответствующие сюжеты даны в исключительно положительном эмоциональном оценочном контексте. Нормальное времяпрепровождение детей в обычном, показанном исключительно положительно варианте: зарабатывание денег путем попрошайничества, развлечения взрослых исполнением перед ними цирковых трюков, неквалифицированная работа и мелкое воровство – т.е. асоциальный образ жизни. Характерны развлечения детей – надувание презервативов и кидание их друг другу на голову. Ни дома, ни семьи у детей опять нет, а есть только какие-то сожители разного возраста, которые в каких-то руинах рассказывают детям о презервативах. При этом тут же рядом показан один из детей, который после сексуального контакта со взрослым, зараженным СПИДом, умирает в мучениях, затем дети хоронят его просто под деревом, как будто собаку.

«Пока дети учились защищать себя (то есть надевать презерватив, – прим. авт. заключения), Марат умер». Роза говорит малолетним детям: «Любой человек, с которым вы встречаетесь, может быть заражен СПИДом. Так что мы должны предохранять себя и своих друзей». То есть беспорядочные половые контакты, в том числе между малолетними детьми, детская проституция, педофилия, гомосексуализм – это норма жизни в представлениях и понимании авторов мультфильма и работников Центра «Холис», необходимая, по их же мнению, для внедрения в сознание школьников. Иначе зачем было предлагать данные пособия для использования в школах?

Использование указанных пособий Центра «Холис» в учебно-воспитательной деятельности в муниципальных образовательных учреждениях г. Екатеринбурга или где бы то ни было еще, формирование в сознании несовершеннолетних учащихся указанных антигуманных представлений, установок противоправно и нарушает:

• принцип приоритета общечеловеческих ценностей, гуманистического характера образования в Российской Федерации, законодательно установленный в качестве принципа государственной политики Российской Федерации в области образования (пункт 1 статьи 2 Закона РФ «Об образовании»);

• принцип защиты и развития системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства, так же законодательно установленный в качестве принципа государственной политики Российской Федерации в области образования (пункт 2 статьи 2 Закона РФ «Об образовании»);

• законодательно установленное требование обеспечения в содержании образования интеграции личности в национальную и мировую культуру (пункт 2 статьи 14 Закона РФ «Об образовании»).

Антигуманное содержание характерно не только для иностранных пособий, используемых и рекомендуемых Центром «Холис» для внедрения в образовательную практику российской школы, но также и для пособий, которые созданы в самом Центре «Холис». В другом комплекте видеопособий Центра «Холис», предназначенных для работы с несовершеннолетними якобы для профилактики наркомании, так же фактически осуществляется пропаганда несовершеннолетним аморализма, антигуманного отношения к людям.

В пособии для учителей для работы на уроке с детьми по проблеме психологической взаимозависимости молодых людей и влияния этого на возможное начало употребления наркотиков учителю предлагается следующая рекомендация как воспитательный вывод, которым он должен завершить обсуждение данной темы со школьниками: «Близкие часто тешат себя иллюзиями, что силой своей любви или угрожая лишить любви, они могут вытащить алкоголиков и наркоманов из ямы их болезни. Это не так. Опыт показывает, что вскоре любовь или дружба превращаются в многолетнюю игру в спасателей, но исцеления не происходит…».

Подытоживает данное упражнение педагогический вывод:

«Заботьтесь о своих потребностях, удовлетворяйте их здоровыми способами, цените себяэто лучшее, что вы сделаете для своего друга, любимого, если он зависим от алкоголя или наркотиков»[58].

Характерен низкий уровень нравственной культуры авторов таких рекомендаций, их бездуховность и аморализм – они не делают различия между «силой любви» и угрозой лишить любви. Конечно, бывает, что любовь близких людей или дружба не приводят к спасению человека от наркотической зависимости. Однако человек, попавший в такую зависимость, не может опереться в усилиях избавиться от болезни (если у него есть такое желание) ни на что иное, как именно на любовь, сострадание, дружеские чувства других людей, даже тех же врачей, психологов, специалистов.

 Такие педагогические «выводы» подтверждают изначально антигуманные теоретические основания в деятельности Центра «Холис», несовместимые с общепризнанными нормами этики в российском обществе.

В этом отношении, прежде всего, следует отметить в идеологии Центра «Холис» антигуманную социальную евгенику, предусматривающую «отсев» слабых членов общества.

В пособии для учащихся Центра «Холис» – видеофильме «Наркомания: мифы и правда» молодой человек без всяких комментариев со стороны авторов фильма заявляет в ответ на вопрос о последствиях легализации наркотиков в России:

«Так-то, конечно, лучше. Больше народу помрёт, просто, сначала. Сначала будет сильный бум. Ну, чё там, много народа помрёт. Ну, и ладно. Зато общество очистится. Это вот моё мнение».

Понятно, что молодой человек, возможно, бравирует, возможно, реально придерживается таких антигуманных взглядов. Таких людей в молодежной среде можно встретить достаточно много, и сказать они могут что угодно. Но трансляция на подростковую и молодежную аудиторию такого рода заявлений без всяких комментариев со стороны специалиста, педагога, юриста и т.д. разрушительна для сознания, нравственной культуры школьников и учебно-воспитательной деятельности педагогов.

В сознание школьников и педагогов внедряется идея о нормальности и приемлемости гибели наркоманов как формы «естественного отбора» в человечестве. Этот антигуманный тезис, с философско-теоретическим, сектантско-религиозным «обоснованием», повторяется в процитированном в подразделе 1.8 фрагменте из тех же опубликованных методических материалов для учителя Центра «Холис»: «Астрологи объясняют это тем, что… на смене веков происходят “чистка” человечества, естественный отбор. Слабые умирают, сильные выживают. В новом веке должны остаться только лучшие. Тот, кто попадает под влияние, например, наркотиков, тот – жертва естественного отбора, этот человек не попадает в следующий век»[59].

Данные воззрения, имеющие оккультно-религиозную основу, близки представлениям о социальной этике, характерным для человеконенавистнических тоталитарных идеологий и политических режимов, в частности для национал-социалистической идеологии и политического режима в гитлеровской Германии, служившим «теоретической базой» для обоснования преступлений нацистов против человечества, в том числе против русского и других народов России, евреев и др.

Относительно содержания и направленности такой пропаганды допустимости, оправданности и необходимости «чистки человечества», «чистки» общества от социально дезадаптированных людей или групп людей, в частности страдающих наркоманией или другими зависимостями, следует отметить следующее. Согласно статье 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 №114-ФЗ, к экстремистским материалам относятся, в том числе, предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях (под эту формулировку попадают видеофильмы, в том числе мультфильмы, на видеокассетах и DVD), обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления экстремистской деятельности (возбуждение социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию), публикации, оправдывающие практику совершения преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо социальной группы.

Следовательно, указанную пропаганду, выявленную в пособиях Центра «Холис», обоснованно оценивать не просто как антигуманную, но и как экстремистскую, а материалы Центра «Холис» (в частности видеофильм «Наркомания: мифы и правда» и пособие «Ресурсы здоровья: 5–11 класс»), содержащие такую пропаганду, – как материалы экстремистского содержания.

 

2. Правовая оценка действий органов прокуратуры Свердловской области и города Екатеринбурга в отношении деятельности Центра «Холис».

Действия, а точнее – полное бездействие, органов прокуратуры Свердловской области и города Екатеринбурга в сложившейся ситуации следует оценить как невыполнение ими своих прямых обязанностей и нарушение пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21, пункта 1 статьи 40.4 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202-1 (с послед. измен. и дополн.).

Более того, указанными органами прокуратуры проигнорированы пункты 1, 2, 3.1, 3.2 Приказа Генерального прокурора Российской Федерации № 38 от 22.06.2001 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законов о несовершеннолетних и молодежи». В соответствии с указанным Приказом органы прокуратуры были обязаны пресечь указанную противоправную деятельность Центра «Холис», привлечь к ответственности его руководителей, а также чиновников Администрации города Екатеринбурга, содействующих указанной противоправной деятельности Центра «Холис».

Родители, считающие себя и своих детей пострадавшими от незаконного психологического воздействия и незаконной пропаганды со стороны сотрудников Центра «Холис», согласно статьям 17, 18 и 33 Конституции Российской Федерации, статье 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», вправе подать заявления в адрес органов прокуратуры Свердловской области и города Екатеринбурга с требованиями пресечь противоправную деятельность Центра «Холис» и привлечь к ответственности сотрудников Центра «Холис» и оказывавших содействие их противоправной деятельности служащих Администрации города Екатеринбурга. А также обратиться в Генеральную прокуратуру Российской Федерации с требованиями провести проверку игнорирования органами прокуратуры Свердловской области и города Екатеринбурга своих прямых обязанностей по защите прав, свобод и законных интересов граждан и законодательства Российской Федерации, в частности требований части 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации, устанавливающей, что детство и семья находятся под защитой государства.

Кроме того, согласно частям 1 и 2 статьи 46 Конституции Российской Федерации, Закону РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г. № 4866-1 (в ред. Федерального закона от 14.12.1995 № 197-ФЗ), родители вправе обжаловать в суд не только решения органов муниципального управления города Екатеринбурга по поддержке противоправной деятельности Центра «Холис», но и бездействие органов прокуратуры Свердловской области и города Екатеринбурга, а также их неправомерные решения, направленные сегодня и в будущем на оставление без реагирования фактов нарушения прав и законных интересов несовершеннолетних и их родителей в сложившейся ситуации.

 

3. Правовая оценка действий органов государственной власти Свердловской области и органов муниципального управления города Екатеринбурга в сложившейся ситуации.

В сложившейся ситуации нарушения прав и законных интересов несовершеннолетних и их родителей есть и вина органов исполнительной власти Свердловской области, органов муниципального управления города Екатеринбурга.

Так, согласно Положения о Департаменте по делам молодежи Свердловской области, утвержденное Постановлением Правительства Свердловской области от 03.10.2002 № 1257-ПП (в ред. Постановлений Правительства Свердловской области от 06.02.2003 № 56-ПП, от 16.04.2004 № 273-ПП), к основным задачам Департамента по делам молодежи относится, в том числе, содействие духовному и физическому развитию молодежи, воспитанию гражданственности и патриотизма (пункт 8); Департамент по делам молодежи в соответствии с возложенными на него задачами в пределах своей компетенции несет ответственность за практическое осуществление государственной молодежной политики в Свердловской области, осуществляет организацию взаимодействия органов по делам молодежи муниципальных образований (подпункты 1 и 7 пункта 9). Но в данной ситуации Департамент по делам молодежи Свердловской области фактически самоустранился от выполнения своих обязанностей.

В соответствии с Положением об управлении по делам молодежи администрации города Екатеринбурга, утвержденное Постановлением Главы города Екатеринбурга от 16.04.1997 г. № 272 (в ред. Постановления Главы города Екатеринбурга от 22.10.1999 № 1061), одной из функций Управления по делам молодежи является организация работы и осуществление руководства находящимися в его ведении городскими организациями и учреждениями социальной службы по делам молодежи, кроме того, Управление по делам молодежи администрации города Екатеринбурга обязано проводить экспертизу проектов и программ, разработанных другими ведомствами и организациями, службами и учреждениями города, в части, затрагивающей интересы молодежи (пункт 3.1 и раздел IV). Но в данной ситуации Управление по делам молодежи администрации города Екатеринбурга фактически самоустранилось от выполнения своих обязанностей.

Следует отметить и бездеятельность на протяжении длительного времени тех общественных объединений Свердловской области, которые заявляют себя работающими в области защиты здоровья, нравственности и культуры детей и молодежи.

Так, согласно Положению об общественном совете при Палате Представителей Законодательного собрания Свердловской области по защите здоровья, духовно-нравственного развития детей и молодежи от негативного воздействия информации, утвержденному Постановлением Палаты Представителей от 27.05.2004 № 21-ППП, основными задачами указанного общественного совета являются: защита детей и молодежи, проживающих на территории Свердловской области, от кинофильмов, печатных изданий, а также массовых зрелищных мероприятий, содержание которых негативно воздействует на их здоровье, духовно-нравственное развитие; содействие жителям Свердловской области в реализации прав и обязанностей по воспитанию детей, установленных Конституцией Российской Федерации; формирование в обществе негативного отношения к демонстрации расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды (подпункты 1–3 пункта 4). Но факты массовых нарушений Центром «Холис» прав и законных интересов несовершеннолетних и их родителей не заинтересовали указанный общественный совет.

Поскольку Управление образования города Екатеринбурга потворствовало противоправной деятельности Центра «Холис», проигнорировало права и законные интересы несовершеннолетних и их родителей, то Управление образования города Екатеринбурга (в том числе и прежде всего – его руководитель Е.Л. Умникова), тем самым, нарушило:

• пункты 1, 4 и 6 статьи 2, пункты 1 и 2 статьи 14 Закона РФ «Об образовании»;

• пункт 2 статьи 4, пункты 1 и 3 статьи 7, пункт 1 статьи 9, статью 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»;

• пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации;

• пункты 1, 4 и 6 статьи 4 Закона Свердловской области «Об образовании в Свердловской области» от 16 июля 1998 г. № 26-ОЗ (в ред. Областных законов от 23.06.2004 № 16-ОЗ, от 27.12.2004 № 225-ОЗ, от 14.06.2005 № 54-ОЗ);

• пункты 1 и 5 статьи 2 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан;

Имеются правовые основания для предъявления родителями, чьи права и права чьих детей оказались нарушены деятельностью Центра «Холис», претензий в судебном порядке Министерству общего и профессионального образования Свердловской области, действующий при котором Областной экспертный совет фактически допустил использование сомнительных и опасных для детей методик и пособий в городской системе образования.

Согласно Выписке из протокола Областного экспертного совета при Министерстве общего и профессионального образования Свердловской области № 21 от 14.02.2002, подписанного заместителем председателя Областного экспертного совета В.Я. Шевченко: «Слушали: Результаты экспертизы программно-методического пакета по профилактике детско-подростковых зависимостей от наркотических и токсических средств, (авторский коллектив под руководством Лозового В.В., генерального директора учреждения дополнительного образования Муниципального центра медико-психологической и социальной помощи населению “Холис”), представленный Областным советом по экспертизе культурно-образовательных инициатив образовательных учреждений Свердловской области). Решили: Одобрить использование в ходе эксперимента программно-методического пакета в составе: Образовательная программа профилактики наркомании и токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков “Ресурсы здоровья” в образовательных учреждениях в курсе ОБЖ с 1 по 11 класс; Программа повышения квалификации педагогов, преподающих программу профилактики наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков “Ресурсы здоровья” в образовательных учреждениях в курсе ОБЖ с 1 по 11 класс; Программа дополнительного образования для лидеров добровольных родительских объединений профилактической направленности “Школа для родителей”; Программа повышения квалификации педагогов-организаторов профилактики зависимостей в образовательных учреждениях “Причинно-ориентированная профилактика детско-подростковых зависимостей от наркотических и токсических средств”; Пособие для педагогов, психологов, медицинских работников и других специалистов, работающих с детьми и подростками “Обучение молодежи жизненным навыкам и приобретению опыта их использования”; Программа повышения квалификации педагогов, проводящих работу по профилактике наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков в образовательных учреждениях по пособию “Обучение молодежи жизненным навыкам и приобретению опыта их использования”; “Профилактика наркомании, школа, семья»; “Профилактика зависимостей. Пособие для родителей”. Представить по завершению эксперимента программно-методический пакет на Областной экспертный совет с целью присвоения грифа Министерства общего и профессионального образования Свердловской области».

Данная выписка не содержит необходимой информации об экспертизе, сведений об экспертах, их научной квалификации и опыте работы в данной области. Нет полных выходных данных материалов, их авторов. Нет также данных об одобрении ряда учебных материалов, например фильмов и мультфильмов, которые демонстрируются детской аудитории, в том числе заимствованных из зарубежных источников, в частности канадских мультфильмов. Нет данных о базе апробации, где должны указываться конкретные образовательные учреждения, приниматься программа апробации, предусматривающая объективный контроль над процессом и результатами апробации со стороны независимых экспертов, специалистов, педагогов, а в данном случае еще и, очевидно, родительской общественности.

Только после получения с использованием таких средств и механизмов объективного контроля положительных данных о результатах реализации программ и пособий Центра «Холис» они могли бы получить гриф Министерства общего и профессионального образования Свердловской области и быть массово допущены в школы. Однако данного грифа на используемых в школах пособиях не имеется, во всяком случае, ни на одном из указанных в данном заключении пособий такой гриф не указан. Поэтому свободное использование в школах города Екатеринбурга учебных и методических пособий Центра «Холис», обучение по данным пособиям учащихся, родителей, педагогов, обоснованно считать противоправным.

В связи с этим можно сделать вывод, что существенная доля ответственности за сложившуюся ситуацию, когда в результате деятельности Центра «Холис» оказались нарушены права и законные интересы несовершеннолетних и их родителей, лежит на конкретных чиновниках Министерства общего и профессионального образования Свердловской области и Управления образования города Екатеринбурга.

 

Выводы.

Деятельность Центра «Холис» носит противоправный характер, противоречит законодательству Российской Федерации, нарушает права и законные интересы несовершеннолетних и их родителей (законных представителей).

Соответственно, противоправны действия Министерства общего и профессионального образования Свердловской области, Администрации города Екатеринбурга, Управления образования города Екатеринбурга по содействию указанной противоправной деятельности Центра «Холис».

 

Профессор кафедры государственного строительства и права

Российской академии государственной службы

при Президенте Российской Федерации,

доктор юридических наук

М.Н. Кузнецов

 

 

Директор Института государственно-конфессиональных отношений и права,

доктор юридических наук

 

И.В. Понкин

 



[1] Под оценкой деятельности Центра «Холис» имеется в виду оценка деятельности Центра, в целом, а также деятельности его руководителей.

[2] 1. Заключение комиссии под председательством профессора кафедры национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук       П.Р. Кулиева, в составе: доктора медицинских наук, профессора, заслуженного врача Российской Федерации  Ф.В. Кондратьева, доктора юридических наук И.В. Понкина, главного специалиста Департамента образования города Москвы А.Ю. Соловьева от 29.12.2005 по содержанию и направленности видеофильмов «Наркотики: мифы и реальность II», «Дети и наркотики», «Одиночная камера пыток» и «Наркомания: мифы и правда»;      2. Заключение руководителя экспертного отделения ФГУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию», доктора медицинских наук, профессора, заслуженного врача Российской Федерации            Ф.В. Кондратьева и директора Института государственно-конфессиональных отношений и права, доктора юридических наук И.В. Понкина от 13.12.2005 по содержанию и направленности мультипликационных фильмов «Золотозубый» и «Карате и ребята»; 3. Заключение комиссии под председательством профессора кафедры государственного строительства и права Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук М.Н. Кузнецова, в составе: доктора психологических наук В.В. Абраменковой, доктора педагогических наук И.В. Метлика, доктора философских наук, профессора     А.В. Панибратцева, доктора юридических наук И.В. Понкина от 12.12.2005 по содержанию и направленности образовательной деятельности муниципального Центра медико-психологической и социальной помощи населению «Холис» (г. Екатеринбург). 4. Рецензия зав. кафедрой психологии развития личности МаГУ, кандидата психологических наук В. Крыгиной и профессора кафедры психологии развития личности МаГУ, кандидата психологических наук Н. Крыгиной от декабря 2005 г. на программы «Ресурсы здоровья: Профилактика рискованных видов поведения у детей дошкольного возраста» и «Комплексную модульную обучающую программу в рамках проекта “Здоровое будущее детей”».

[3] Ответ заместителя главы города Екатеринбурга М.Н. Матвеева № 01-19-2775 от 03.11.2005 архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию; Постановление Главы Администрации города Екатеринбурга от 10.03.1995 № 155 «О программе развития учреждений и служб реабилитации и адаптации детей и молодежи г. Екатеринбурга на 1995–1997 гг.»; Решение Екатеринбургской городской Думы от 26.03.2002 № 18/8 «Об утверждении плана мероприятий на 2002 год по реализации Программы “Комплексная профилактика зависимостей в г. Екатеринбурге в 2001–2003 годах”» (подписано А.М. Чернецким); и др.

[4] Школьников Екатеринбурга развращают на уроках // http://www.svoboda.org/ll/soc/1205/ll.122005-4.asp. – 20.12.2005.

[5] Там же.

[6] Там же.

[7] Там же.

[8] Современный словарь иностранных слов. – 2-е изд., стер. – М.: Русский язык, 1999. – 392.

[9] Школьников Екатеринбурга развращают на уроках.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Лозовой В.В., Лозовая Т.В. Профилактика зависимостей: семья. Пособие для родителей. – 2-е изд., испр. и дополн. – Екатеринбург: Изд-во Дома учителя, 2002. – Последняя страница обложки; Лозовой В.В. Профилактика наркомании: школа, семья: Учеб. пособие. – Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2000. – 4-я страница суперобложки; и др.

[16] http://www.therapy-nsk.ru/about/

[17] http://therapy-nsk.ru/teaching/

[18] О нем сообщаются следующие сведения: «Коннер Ричард Вальтерович – директор ИСТ. Учился в Кабрилло Колледже и Университете Сан-Франциско, учился и работал в течение семи лет с Джоном Гриндером и получил Certificate Trainer of NLP. Провел серию семинаров в разных городах США. Вел частную практику в г. Санта-Круз, Калифорния. Приехал в Москву в 1990 г. вместе с Джоном Гриндером и участвовал в первом в России семинаре по НЛП. В 1990–1992 гг. преподавал в Новосибирском государственном педагогическом институте. В 1993–1994 гг. преподавал в Новосибирском государственном университете и в Новосибирском медицинском институте. С 1994 г. обучает специалистов современным методам психотерапии в 20 городах России и СНГ. В 1998–2001 гг. возглавлял Факультет семейного консультирования Томского государственного педагогического университета и был главным психотерапевтом Центра семейного консультирования в Томске. В настоящее время является директором Института семейной терапии в Новосибирске» (http://therapy-nsk.ru/about/). Возможно, для семейных психологических консультаций указанные документы и сведения об образовании Р.В. Коннера могут быть достаточными. Но не для государственных и муниципальных общеобразовательных учреждений.

[19] В том числе, подтверждаемые указанными выше заключениями.

[20] Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В., Ершова Н.В., Климова М.М., Шевелева Ю.С., Орлова М.В. Комплексная модульная обучающая программа в рамках проекта «Здоровое будущее детей»: Методические рекомендации. – Екатеринбург: Изд-во Уральского университета; МЦ «Холис», 2005. – С. 30, 85–87, 94–96. Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Ершова Н.В., Гусева Е.А. и др. Ресурсы здоровья: 5–11 класс. Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков в образовательных учреждениях в курсе «Основы безопасности жизнедеятельности» / Управление образования администрации Екатеринбурга; Муниципальный центр медико-психологической и социальной помощи населению «Холис». – Екатеринбург: Изд-во Дома учителя, 2004. – С. 94–95. Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В. «Ресурсы здоровья» для внеклассной работы: 9–11 класс. Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и других видов зависимого и опасного поведения у детей и подростков в образовательных учреждениях / Администрация города Екатеринбурга; Управление образования Администрации г. Екатеринбурга; МЦ «Холис». – Екатеринбург: МЦ «Холис»; ООО «Центр профилактики злоупотребления психически активными веществами», 2004. – С. 35, 37–40, 42–50, 55–56, 71. Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В. «Ресурсы здоровья» для внеклассной работы: 5–8 класс. Методическое обеспечение программы профилактики наркоманий, токсикоманий и других видов зависимого и опасного поведения у детей и подростков в образовательных учреждениях / Администрация города Екатеринбурга; Управление образования Администрации г. Екатеринбурга; Муниципальный центр медико-психологической и социальной помощи населению «Холис». – Екатеринбург: Изд-во Дома учителя, 2003. – С. 45–46.

[21] Подробнее см. указанные выше заключения.

[22] Принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи от 10.12.1948.

[23] Принят и открыт для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16.12.1966. Вступил в силу 23.03.1976.

[24] Принят и открыт для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией 2200 А (III) Генеральной Ассамблеи от 16.12.1966. Вступил в силу 03.01.1976.

[25] Принята и открыта для подписания, ратификации и присоединения Резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН от 20.11.1989. Вступила в силу 02.09.1990. Конвенция подписана СССР 26.01.1990, ратифицирована ВС СССР 13.06.1990. Ратификационная грамота сдана на хранение Генеральному секретарю ООН 16.08.1990.

[26] См. также: Постановление 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» от 10.10.2003.

[27] Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник / Под ред. проф. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 1999. – С. 90. Комментарий цитируется с учетом изменений, внесенных в Уголовный кодекс Российской Федерации в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 № 162-ФЗ, от 21.07.2004 № 73-ФЗ.

[28] Подробнее см.: Заключение доктора медицинских наук, профессора, заслуженного врача Российской Федерации Ф.В. Кондратьева и доктора юридических наук И.В. Понкина от 13.12.2005 по содержанию и направленности мультипликационных фильмов «Золотозубый» и «Карате и ребята».

[29] Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В., Ершова Н.В., Климова М.М., Шевелева Ю.С., Орлова М.В. Комплексная модульная обучающая программа в рамках проекта «Здоровое будущее детей». – С. 85–86, 96; Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В. «Ресурсы здоровья» для внеклассной работы: 9–11 класс. Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и других видов зависимого и опасного поведения у детей и подростков в образовательных учреждениях / Администрация города Екатеринбурга; Управление образования Администрации г. Екатеринбурга; МЦ «Холис». – Екатеринбург: МЦ «Холис»; ООО «Центр профилактики злоупотребления психически активными веществами», 2004. – С. 38, 40, 42, 71.

[30] Подробнее см.: Заключение комиссии под председательством профессора кафедры национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук П.Р. Кулиева от 29.12.2005.

[31] Принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 25.05.2000.

[32] Case of Antonio Mata Estevez v. Spain, Application № 56501/00, Decision of the European Court, 10 May 2001.

[33] Цит. по: Алексеев H.A. Гей-брак: Семейный статус однополых пар в международном, национальном и местном праве. – М.: Издательство БЕК, 2002. – С. 280.

[34] См., в частности: Пункт ХII.9 Основ социальной концепции Русской Православной Церкви, принятых Юбилейным архиерейским собором Русской Православной Церкви 13-16.08. 2000; Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви в связи с решением, принятым 27 октября 2005 года Ассамблеей Церкви Швеции, учредить официальный обряд благословения однополых пар; Обращение Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России № 06-41/03 от 16 марта 2005 г. к Мэру г. Москвы Ю.М. Лужкову по поводу навязывания подрастающему поколению содомитской идеологии, размещения секс-шопов и противоправной деятельности оккультных псевдоцелительских центров; Заявление мусульманской общественности об оскорблении религиозных чувств мусульман Борисом Моисеевым // http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=38215&cf=. – 18.11.2005; Обращение Координационного центра мусульман Северного Кавказа № 117 от 6 октября 2004 г. к Президенту Российской Федерации В.В. Путину.

[35] Подробнее см.: Заключение доктора медицинских наук, профессора, заслуженного врача Российской Федерации Ф.В. Кондратьева и доктора юридических наук И.В. Понкина от 13.12.2005 по содержанию и направленности мультипликационных фильмов «Золотозубый» и «Карате и ребята».

[36] Принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 25.05.2000.

[37] В содержании данного мультфильма неоднократно изображаются стилизованные сцены полового совращения малолетних (девочки и мальчиков) взрослыми, в различных вариациях. Показ таких сцен школьной аудитории даже с педагогическими комментариями есть абсурд. Здесь же вообще нет никаких педагогических или правовых комментариев, детям представлена полная свобода самостоятельно оценивать эти сцены. Комментарии даются только в аспекте опасности для ребенка заразиться СПИДом с последующим указанием на необходимость использования в сексуальных отношениях со взрослыми презерватива. Таким образом, школьникам внушается убеждение, что, сами по себе, сексуальные отношения между малолетними детьми и взрослыми не являются чем-то противоправным и предосудительным в нравственном отношении. Все дело только в том, используются ли в таких сексуальных отношениях презервативы или нет.

[38] Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В. «Ресурсы здоровья» для внеклассной работы: 5–8 класс. – С. 4.

[39] Подробнее см.: Заключение комиссии под председательством профессора кафедры национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук П.Р. Кулиева от 29.12.2005.

[40] Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Пятина Н.В., Ершова Н.В., Климова М.М., Шевелева Ю.С., Орлова М.В. Комплексная модульная обучающая программа в рамках проекта «Здоровое будущее детей». – С. 155.

[41] Остинато – [ит. ostinato букв. упрямый] муз. многократное настойчивое повторение какой-либо музыкальной темы.

[42] Подробнее см.: Заключение комиссии под председательством профессора кафедры национальной безопасности Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, доктора юридических наук П.Р. Кулиева от 29.12.2005.

[43] Ресурсы здоровья: Профилактика рискованных видов поведения у детей дошкольного возраста: Методическое пособие / Под общ. ред. Т.В. Лозовой. – Екатеринбург: Изд-во Уральского университета; МЦ «Холис», 2005. – С.34.

[44] http://www.therapy-nsk.ru/about/

[45] В исследуемой ситуации налицо действия работников Центра «Холис» с использованием медицинских методов, направленные на навязывание несовершеннолетним чуждых им установок и ценностных ориентаций, зато в которых заинтересованы иностранные организации, разрабатывающие пособия, используемые Центром «Холис», или содействующие разработке Центром «Холис» пособий, основанных на таких «ценностях».

[46] Очевидно, что подавляющее большинство несовершеннолетних в обычной ситуации (даже на занятии, которое их принудят посетить) категорически отвергнет навязываемые Центром «Холис» аморальные и асоциальные «ценности» нормальности, обыденности и допустимости половых сношений малолетних, педофилии, детской проституции, в том числе гомосексуальной.

[47] Именно этим и занимается Центр «Холис» – использованием методов контроля сознания в целях навязывания несовершеннолетним определенных психологических установок и ценностных ориентаций, попытка сформировать которые обычными методами обучения у несовершеннолетних, очевидно, обречена на провал в силу асоциальности и аморальности этих установок и ориентаций, их чуждости и противоречия нравственным традициям народов России.

[48] Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Ершова Н.В., Гусева Е.А. и др. Ресурсы здоровья: 5–11 класс. Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков в образовательных учреждениях в курсе «Основы безопасности жизнедеятельности» / Управление образования администрации Екатеринбурга; Муниципальный центр медико-психологической и социальной помощи населению «Холис». – Екатеринбург: Изд-во Дома учителя, 2004. – С. 44.

[49] Цит. по: Мурашов В. Космическая педагогика Эпохи Огня. – М.: Школа, 1997. – С. 6.

[50] Духовное знание и раджа йога. Краткий курс / Всемирный Духовный Университет Праджапита Брахма Кумарис. – Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский центр Всемирного духовного университета Праджапита Брахма Кумарис, 1992. – С. 56, 57.

[51] См. также Служебную записку ведущего специалиста Т.Р. Дильмиевой от 15.01.2001 министру общего и профессионального образования Свердловской области В.В. Нестерову по результатам поездки в Миасс.

[52] Кроули А. Магия в теории и на практике. – В 2 книгах. – Кн. 1. – М.: Локид; Миф, 1998. – С. 90–91.

[53] Там же. – С. 107.

[54] Астрология от А до Я. – Санкт-Петербург: Спикс, 1993. – С. 105, 106. Эти тезисы находят свое отражение во многих астрологических изданиях.

[55] «Нью Эйдж» – оккультно-религиозное течение, проповедующее оккультизм, колдовство, экстрасенсорику, астрологию, ясновидение и т.п.

[56] Яковлева А. Очередной этап «Пути к себе» // Путь к себе. – 1997. – Юбилейный выпуск.

[57] А также в указанных выше заключениях по деятельности и пособиям Центра «Холис».

[58] Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Ершова Н.В., Гусева Е.А. и др. Ресурсы здоровья: 5–11 класс. Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков в образовательных учреждениях в курсе «Основы безопасности жизнедеятельности». – С. 90.

[59] См., например: Лозовой В.В., Лозовая Т.В., Ершова Н.В., Гусева Е.А. и др. Ресурсы здоровья: 5–11 класс. Методическое обеспечение программы профилактики наркомании, токсикомании и иных зависимостей среди детей и подростков в образовательных учреждениях в курсе «Основы безопасности жизнедеятельности». – С. 44.

Hosted by uCoz